Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Флаг государственный. Узбекская ССР.

Узбекская ССР. Флаг.

Герб государственный. Узбекская ССР.

Узбекская ССР. Герб.

Узбекская Советская Социалистическая Республика (Узбекистон Совет Социалистик Республикаси), Узбекистан, Узбекская ССР, одна из пятнадцати социалистических республик входящих в СССР. Узбекистан находится в центральной части материка Евразия в Средней Азии в южной части СССР. Граничит с Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном, Туркменией и на юге с Афганистаном. Одна из самых больших республик страны как по территории, так и по населению. С бурной и богатой историей прошедших времён древности со времён первобытных людей нижнего палеолита.

Одна из динамически развивающихся республик. С большим научно-технический потенциалом развития. С хорошо развитой медициной, образовательной системой на всех ступенях образования, с хорошо развитой промышленностью и сельским хозяйством. С прекрасно развитой наукой во всех сферах деятельности, искусством, кинематографии. Давшая миру величайших учёных, поэтов, музыкантов, таких как Улугбек, Авиценна и т.д. Богатыми природными ресурсами. Основной производитель и поставщик хлопка в стране. Ландшафт рельефа территории республики переходит от пустынь и равнин до высокогорья. Климат в основном больше засушливый. Водные ресурсы ограничены, во многих районах наблюдается постоянная не хватка воды, несмотря на это с высокоразвитой ирригационной системой каналов и водохранилищ. Естественный растительный и животный мир из-за бурной деятельности человека за последние века сильно обеднел.

I. Общие сведения.

Узбекская ССР образована 27 октября 1924. Расположена в центральной и северной частях Средней Азии. Граничит на севере и северо-западе с Казахской ССР, на юго-западе с Туркменской ССР, на юго-востоке с Таджикской ССР, на северо-востоке с Киргизской ССР, на юге с Афганистаном. На северо-западе омывается Аральским морем. Узбекистан — пятая по площади (после РСФСР, Казахской ССР, УССР и Туркменской ССР) и четвёртая по населению (после РСФСР, УССР и Казахской ССР) союзная республика. Площадь 447,4 тыс. км2. Население 14,1 млн. чел. (на 1 января 1976). Столица — г. Ташкент. В составе Узбекистана 1 автономная республика и 11 административных областей. Республика делится на 134 района, имеет 76 городов и 86 посёлков городского типа (см. табл. 1).

Табл. 1. Административно-территориальное деление (на 1 января 1976).
Области Площадь, тыс. км 2 Население, тыс. чел. Число районов Число городов Число посёлков гор. Типа Центр
Каракалпакская АССР 156,6 825 13 9 10 Нукус
Андижанская область 4,2 1259 12 7 4 Андижан
Бухарская область 143,2 1149 13 5 10 Бухара
Джизакская область 20,3 426 10 5 2 Джизак
Кашкадарьинская область 28,4 972 11 5 5 Карши
Наманганская область 7,9 1024 10 5 9 Наманган
Самаркандская область 24,5 1610 14 6 11 Самарканд
Сурхандарьинская область 20,8 801 9 7 3 Термез
Сырдарьинская область 5,3 416 7 4 3 Гулистан
Ташкентская область (включая Ташкент) 15,6 3338 14 13 20 Ташкент
Ферганская область 7,1 1593 12 7 8 Фергана
Хорезмская область 4,5 666 9 3 1 Ургенч

II. Государственный строй.

Узбекская ССР — социалистическое государство рабочих и крестьян, союзная советская социалистическая республика, входящая в состав Союза ССР. Действующая конституция Узбекской ССР принята 14 февраля 1937 года Чрезвычайным 6-м съездом Советов Узбекской ССР. Высший орган государственной власти — однопалатный Верховный Совет Узбекской ССР, избираемый на 4 года по норме: 1 депутат от 25 тыс. жителей. В период между сессиями Верховного Совета высший орган государственной власти — Президиум Верховного Совета Узбекской ССР. Верховный Совет образует правительство республики — Совет Министров, принимает законы Узбекской ССР и т.п. Местными органами власти в областях, районах, городах, посёлках, кишлаках, аулах являются соответствующие Советы депутатов трудящихся, избираемые населением на 2 года. В Совете Национальностей Верховного Совета СССР Узбекистан представлен 32 депутатами (входящая в состав Узбекской ССР Каракалпакская АССР имеет самостоятельное представительство в Совете Национальностей — 11 депутатов).

Высший судебный орган Узбекистана — Верховный суд республики, избираемый её Верховным Советом сроком на 5 лет, действует в составе 2 судебных коллегий (по гражданским и по уголовным делам) и Пленума. Кроме того, образуется Президиум Верховного суда. Прокурор Узбекской ССР назначается Генеральным прокурором СССР сроком на 5 лет.

III. Природа.

Физическая карта Узбекской ССР.

Физическая карта Узбекской ССР.

Узбекистан расположен главным образом в междуречье Амударьи и Сырдарьи. Около территории занимают равнины — преимущественно Туранская низменность; только на крайнем востоке поднимаются горы, относящиеся к системам Тянь-Шаня и Гиссаро-Алая.

Рельеф.

По характеру рельефа Узбекистан делится на равнинную и предгорно-горную части. В пределах равнинной части выделяются Устюрт, аллювиально-дельтовая равнина Амударьи и Кызылкум. Устюрт — волнистое структурное плато с преобладающими высотами 200—250 м; от прилегающих равнинных пространств резко отграничивается уступами (чинками). Аллювиально-дельтовая равнина Амударьи охватывает территорию по её нижнему течению, от Тюямуюнской теснины на юге до Аральского моря на севере. Рельеф плоский (высота до 100 м) с редкими останцовыми возвышенностями — Кубетау, Мангыр, Тузкыр и др. С юго-востока на северо-запад её пересекают древние русла Амударьи, по которым её воды текли в Сарыкамышское озеро. Кызылкум представляет собой возвышенную пластовую равнину с абсолютной высотой от 100 м на северо-западе до 200—300 м на юго-востоке. Имеются горы: Букантау (высота до 764 м), Тамдытау (до 922 м), Кульджуктау (до 785 м) и др.; склоны их скалисты и сильно изрезаны сухими эрозионными долинами, подножия обрамлены пролювиальными шлейфами. Встречаются замкнутые впадины и котловины. Наиболее крупные из них — Мынбулакская (—12 м), Аякагытминская и Каракатинская — имеют длину 40—50 км. Горы отделяются друг от друга песчаными массивами с характерными для них формами эолового рельефа.

Предгорно-горная часть включает горные хребты Тянь-Шаня и Гиссаро-Алая и разделяющие их межгорные впадины. Высота хребтов до 4 тысяч метров и более (пик им. 22-го съезда КПСС, 4643 м, в Гиссарском хребте; г. Бештор, 4299 м, в Пскемском хребте). На крайнем северо-востоке протягиваются хребты Западного Тянь-Шаня: Каржантау, Угамский, Пскемский, Чаткальский и Кураминский. Ферганская котловина и Ташкентско-Голодностепская предгорная равнина отделяют от этой группы хребтов Туркестанский хребет (Гиссаро-Алай) и его западный отрог — Мальгузар и продолжение его хребет Нуратау. Южнее расположена Санзаро-Нуратинская впадина, отделённая от лежащей к югу от неё Самаркандской котловины горами Актау, Каратау и др. На крайнем юге республики находятся Кашкадарьинская и Сурхандарьинская впадины, разделённые Гиссарским хребтом и его отрогом — горами Байсунтау; с востока Сурхандарьинская впадина ограничена хребтом Бабатаг, протягивающимся вдоль юго-восточной границы Узбекистана.

Геологическое строение и полезные ископаемые.

В геологическом отношении территория Узбекистана включает эпигерцинские горные сооружения Тянь-Шаня (Срединный и Южный Тянь-Шань) и Туранскую эпигерцинскую плиту. Геосинклинальное развитие этой территории завершилось в основном к концу палеозоя, после чего наступил этап относительно спокойного платформенного режима. Современный высокогорный рельеф восточной части Узбекистана сформирован интенсивными горообразовательными тектоническими движениями неоген-антропогенового времени, продолжающимися и поныне.

В строении герцинских структур различаются складчатые комплексы геосинклиналей и срединных массивов. Геосинклинальные комплексы Срединного Тянь-Шаня (Майдантальский, Пскемский, Угамский хребты и др.) сложены красноцветными и карбонатными породами девона и карбона, смятыми в линейные складки северо-восточного простирания, а также магматическими образованиями (гранодиорит-граниты карбона, аляскитовые граниты, сиенит-диориты и монцониты перми). В строении складчатых комплексов срединных массивов (Каржантау, Кураминский хребтов, а также горы Букантау, Северной Тамдытау) участвуют наземные вулканогенные породы карбона и перми, карбонаты девона — нижнего карбона, многочисленные интрузии — гранодиориты среднего карбона и сиенит-диориты верхнего карбона — перми, образующие крупные брахискладки и вулкано-тектонические структуры. Геосинклинальные складчатые комплексы Южного Тянь-Шаня (хребты Зеравшанский, Туркестанский, Нуратау, Кульджуктау, а также горы Южной Тамдытау, Луминзатау, Султануиздага) представлены карбонатными породами девона, нижнего карбона, флишем среднего карбона, молассой перми, интрузиями гранитов, гранодиоритов, сиенитов верхнего карбона — нижней перми. На западе герцинские складки Южного Тянь-Шаня разделяются на 2 ветви: северная ветвь приобретает меридиональное простирание и, возможно, соединяется с герцинидами Урала; южная — субширотное, вероятно, сочленяется с герцинидами Донбасса.

В строении межгорных впадин (ферганская, Ангренская, Приташкентская) участвуют мезо-кайнозойские платформенные образования (песчано-глинистые, иногда угленосные, красноцветные, соленосные, моласса). Многие районы восточной (горной) части Узбекистана отличаются повышенной сейсмоактивностью.

Туранская плита включает плато Устюрт, Бухаро-Хивинскую и Сурхандарьинскую депрессии и Центральнокызылкумское поднятие, разграниченные глубинными разломами. Фундамент Туранской плиты сложен докембрийскими кристаллическими сланцами; осадочный чехол — толщей преимущественно терригенных, карбонатных и соленосных осадков (карбон — антропоген). В наложенных прогибах, образовавшихся вдоль Южно-Тянь-Шаньского глубинного разлома, залегают вулканогенно-осадочные и флишоидно-молассовые отложения карбона с интрузиями гранитоидов. В Центральнокызылкумском поднятии фундамент представлен герцинидами Южного Тянь-Шаня, а маломощный осадочный чехол — терригенно-карбонатными отложениями мела и палеогена.

Узбекистан богат различными полезными ископаемыми. С магматическими образованиями Срединного Тянь-Шаня связаны месторождения висмутовых руд (Устарасайское); с сиенит-диоритами — меднопорфировые (Алмалыкское); с карбонатными породами — полиметаллические (Кургашинкан, Учкулачское); с вулканогенными — золоторудные (Гузаксай, Кочбулакское, Каульды). К гранитоидам Южного Тянь-Шаня приурочены Ингичское, Койташское и Учатское месторождения вольфрама. В ферганской впадине, в продуктивных толщах перми, юры, мела, палеогена и неогена разрабатываются залежи нефти (Южный Аламышик, Андижан, Палвакташ и др.), в Ангренской — бурого угля. В докембрийских образованиях Центральных Кызылкумов располагаются месторождения золота (Мурынтау, Кокпатас и др.), в отложениях карбона — мрамора (Аманкутан, Газган). В наложенных прогибах Туранской плиты имеются крупные месторождения каменных и калийных солей (Тюбеганское), каменного угля (Шаргуньское), колчеданно-полиметаллических руд (Хандизинское). Крупные залежи газа сосредоточены в Бухаро-Хивинской депрессии (Газли, Джаркак, Караулбазар-Сарыкташ, Уртабулакидр.) и на плато Устюрт (Шахпахты). В Узбекистане имеются также промышленные месторождения нерудного сырья: плавиковый шпат, полевой шпат, графит, озокерит, сера, кварц, известняк, гипс, строительные камни, бентонитовые глины, поделочные и полудрагоценные камни (бирюза, гранат, лиственит, оникс, яшма, родонит и др.). Узбекистан располагает многочисленными термальными источниками (Ташкентский, Чартакский и др.), используемыми в бальнеологических целях, и крупными артезианскими бассейнами (ферганский, Каршинский и др.).

Климат.

Узбекистан характеризуется чертами континентального субтропического климата — продолжительным сухим знойным летом, прохладной влажной осенью и нехолодной малоснежной зимой. Зимний период в равнинных и низких предгорных районах от 1,5—2 месяца на крайнем юге до 5 месяцев на крайнем севере (на Устюрте). Средняя температура января около —8 °С (станция Чурук на Устюрте), на крайнем юге, в Термезе 2,8 °С, в Шерабаде 3,6 °С. Абсолютный минимум температуры —37 °С (станция Чурук). Средняя температура июля в северных районах до 26 °С, на юге более 30 °С; на высоте 3000 м около 10 °С, местами превышает 15—16 °С. Абсолютный максимум температуры для равнинных и предгорных районов 42 °С. Летом в дневные часы на поверхности почвы температура доходит до 60 °С, а в песчаной пустыне до 70 °С. Наименьшее количество осадков выпадает в равнинной части — 80—90 мм в год. К востоку и югу с увеличением высоты количество осадков растет сначала медленно, затем, по мере приближения к горным хребтам, всё быстрее и достигает, а местами превосходит 890—1000 мм в год. Свыше 70% осадков выпадает в зимнее (в виде дождя и снега) и весеннее время. Снежный покров образуется почти ежегодно, но на равнинах и в предгорьях он часто неустойчив, держится всего несколько дней. Мощность его колеблется от нескольких сантиметров на западе (в равнинных и предгорных частях) до 60—80 см на востоке (в предгорьях и горах), местами в горных районах превышает 100 см. В зимнее время на равнинах Узбекистана преобладают ветры северо-восточный, восточный и юго-восточного направлений. Летом господствуют северо-западный, северный и северо-восточный ветры. В горах возникают горно-долинные и склоновые ветры.

Оледенение.

На территории Узбекистана небольшие ледники имеются в верховьях Кашкадарьи (Северцова и Батырбай) и в бассейне реки Пскем (47 ледников). Важную роль в питании рек Узбекистана играют ледники верховьев Нарына и Карадарьи (составляющих Сырдарью), многочисленные ледники Алайского и Туркестанского хребтов и мощное оледенение Памира.

Внутренние воды.

Характерно крайне неравномерное распределение рек по территории Узбекистана. Особенно бедна ими равнинная часть. Выходя на равнины, реки теряют свои воды на орошение, инфильтрацию, испарение и, постепенно иссякая, часто кончаются слепыми устьями. В горах — разветвленная речная сеть. Энергетические ресурсы составляют 7,1 млн. квт в год с возможной выработкой 107 млрд. квт×ч. Все реки принадлежат бассейнам Амударьи и Сырдарьи. Большинство рек имеет снегово-ледниковое питание с максимальными расходами в июне. С водосбора Амударьи в среднем ежегодно в равнинные пространства стекает 79 км3 воды — всего стока, образующегося в пределах горной области Средней Азии, из них в горной области Узбекистана формируется около 6 км3, или 8% общего стока рек бассейна Амударьи. Важнейшая река Узбекистана — Сырдарья. Сток её равен 38 км3, в том числе около 4 км3 (10%) формируется в пределах Узбекистана. Большая часть притоков Сырдарьи полностью разбирается для орошения и не доносит своих вод до реки.

Озёра расположены главным образом в долинах и дельтах крупных рек и по периферии орошаемых оазисов. Наиболее крупное озеро — Аральское море. Имеются искусственные озёра-водохранилища: Каттакурганское, Кайраккумское, Чардаринское, Куюмазарское, Касансайское, Тюябугузское («Ташкентское море»), Чарвакское и др.

Почвы.

В Кызылкуме преобладают песчаные почвы, на внутренних останцовых массивах и древних конусах выноса — серо-бурые почвы, в понижениях — такыры и такырные почвы. В поясе предгорий и низких гор — серозёмы: светлые (от 250 до 400 м), типичные (400—700 м), тёмные (700—1200 м). В средневысотном поясе (1200—2800 м) — коричневые и бурые горно-лесные почвы, в высокогорьях (свыше 2800 м) — светло-бурые лугостепные. Среди перечисленных автоморфных почв на слабо-сточных предгорных равнинах и речных долинах встречаются гидроморфные почвы — солончаки, луговые, лугово-болотные и болотные, а также полугидроморфные (с некоторыми признаками автоморфных и гидроморфных почв) — серозёмно-луговые и пустынно-луговые. В особый тип выделяются орошаемые почвы.

Растительность.

Ландшафты пустынной зоны определяют растительные группировки с преобладанием ксерофильных полукустарников (преимущественно полыней и солянок), редкостойные группировки из древовидных маревых (главным образом саксаула), а также некоторые древовидные или кустарниковые псаммофильные бобовые, гречишные и др. Основные растения каменистых, или гипсовых, пустынь — полукустарничек биюргун, полукустарничковые полыни и солянки, кустарниковый саксаул, колючий кустарниковый вьюнок и курчавка. Растительность песчаной пустыни представлена песчаной осочкой, белым саксаулом, различными кустарниками из семейства гречишных, кустарниковыми астрагалами и солянками, песчаным злаком аристида, однолетними солянками и др. Для солончаковых и глинистых пустынь типичны чёрносаксаульники и заросли тамарисков. По долинам рек — тугайная растительность из древесных (тополя, ивы, лох), кустарниковых (гребенщики, дереза, галимодендрон) и травянистых (тростник, эриантус, вейники, верблюжья колючка, солодка, изредка дикий сахарный тростник) формаций. В пределах предгорного пояса различают: предгорную равнину (от 300 до 600 м), низкие (600—900 м) и высокие (900—1200 м) предгорья. Для предгорной равнины характерны злаки мятлик луковичный и осочка пустынная. Много эфемеров из семейств крестоцветных, бобовых, злаков, бурачниковых, сложноцветных, зонтичных, губоцветных и др. На низких предгорьях, кроме того, часто встречаются многолетние длительно вегетирующие грубостебельные травы: колючая кузиния резиноза — каррак (ценный корм на зиму), псоралея (медонос), фломисы, эремурусы, ферула каратавская, катран и др. В высоких предгорьях — сухая разнотравная степь с крупными злаками — пыреем опушенным и ячменём луковичным, а также крупными двудольными — девясилом большим и алтеей голоцветковой. На хрящеватых почвах — кустарники: миндаль колючий, кустарниковая вишня, курчавки. В речных долинах — тополя, ивы. В среднегорном лесо-лугово-степном поясе на высоте 1200—1800 м основная растительность — ксерофильные, а на высоте 1800—2500 м — мезофильные арчовники. Местами небольшие участки яблоневых и ореховых лесов. В нижней части склонов — алыча, в долинах рек — тополя и ивы. В Западном Тянь-Шане — берёза. В высокогорном поясе от 2500 до 2700 м — типчаковые степи, встречается арчовый стланик из арчи туркестанской, выше, до 3000 м, — ляготисовые луга и нагорные ксерофиты (акантолимон, скорзонера, трагаканта). Лесопокрытая площадь составляет 2,7%.

Животный мир.

Пустынные равнины характеризуются обилием пресмыкающихся. В песчаных пустынях — гекконы (сцинковый и гребнеполый), песчаная и ушастая круглоголовки, сетчатая ящурка, песчаный удавчик. Кроме песчаной, в глинистой и каменистой пустынях обитают степная агама, варан, черепаха, на юге — эфа. Богаты пески млекопитающими, особенно грызунами: мохноногий тушканчик, полуденная и большая песчанки, тонкопалый суслик; из хищников — барханный кот. В пустынях с твёрдыми почвами — краснохвостая песчанка, тушканчики (малый и Северцова), бухарская полёвка, жёлтый суслик. Из птиц для песчаных пустынь наиболее характерны саксаульная сойка, пустынные ворон, сорокопут и каменка, южная бормотушка. В тугаях много птиц: фазаны, цапли-кваквы, чёрные вороны, рыжие славки; из млекопитающих — пластинчатозубая крыса (кроме бассейна Сырдарьи), камышовый кот, шакал, кабан. В оазисах — преимущественно птицы (малая горлица, воробьи, ласточки, чёрный стриж, майна). Из птиц в предгорьях — жаворонки и полевой конёк, в среднегорье — желчная овсянка, полевой жаворонок, в высокогорье — рогатый жаворонок и горный конёк. Из млекопитающих для горных степей и лугов характерны реликтовый суслик и сурки (длиннохвостый и Мензбира). В лиственных горных лесах из птиц — большая горлица, серая неясыть, белокрылый дятел и др., из млекопитающих — барсук, туркестанская крыса, лесная мышь, соня. В арчовых лесах из птиц — арчовый дубонос, розовая и арчовая чечевицы и др., из млекопитающих — заяц-толай и арчовая полёвка. От пустынь до высокогорий встречаются лисица, волк, беркут, филин, щитомордник. В водоёмах водятся сазан, усач, краснопёрка, сом и др.; в горных реках и ручьях — маринка, сомик, осман (в бассейне Чирчика) и форель (в бассейне Сурхандарьи). В Сырдарье и Амударье — 3 эндемичных вида лжелопатоносов.

Охрана природы.

На территории Узбекистана имеются заповедники: горно-лесные — Зааминский, Чаткальский (см. Чаткальский горно-лесной заповедник), Нуратинский, Кызылсуйский; равнинные — Арал-Пайгамбарский, Кызылкумский, Каракульский, Зеравшанский, Бадай-Тугайский. Кроме того, создано 9 заказников.

Природные районы.

В Узбекистане четко обособляются равнинная и предгорно-горная части, в которых выделяются районы: Устюртский — преобладают ландшафты каменистых (гипсовых) пустынь с биюргуново-боялышевыми, биюргуновыми и биюргуново-полынными комплексами на серо-бурых почвах. Нижнеамударьинский — типично сочетание ландшафтов глинисто-дельтовых пустынь с тростниковыми зарослями и юлгунниками, с биюргунниками вместе с полынниками на гидроморфных и полугидроморфных почвах. Кызылкумский — наиболее типичны ландшафты песчаных пустынь с белосаксаульниками и ландшафты низкогорий и сопряжённых с ними супесчано-щебнистых пролювиальных равнин с полынниками и полынно-солянковыми ассоциациями. Нижнезеравшанский — ландшафты песчаных пустынь с белосаксаульниками, джузгунниками и сингренниками сочетаются с кейреуково-боялышевыми полынниками и тырниками на такыровидных почвах. Встречаются солончаки. Сурхандарьинский — сочетание ландшафтов всех высотных поясов от пустынной зоны до гляциально-нивального пояса включительно. Кашкадарьинский — типично сочетание ландшафтов предгорного, среднегорного и высокогорного поясов. Среднезеравшанский — развиты ландшафты предгорного пустынно-степного и сухостепного поясов; встречаются среднегорные ландшафты. Голодностепский — преимущественное распространение имеют ландшафты предгорного и среднегорного поясов. Среднегорные ландшафты выражены более отчётливо, чем в Среднезеравшанском районе. Чирчик-Ангренский — ландшафты предгорного, среднегорного и высокогорного поясов; важную роль в структуре высотных поясов играют гляциально-нивальные ландшафты. Ферганский — ландшафты от пустынной зоны до гляциально-нивального пояса включительно, которые расположены выше по сравнению со всеми другими предгорно-горными районами. В пределах района выделяются крупные оазисы (Кокандский, Маргиланский, Наманганский и др.).

Корженевский Н. Л., Средняя Азия, Таш., 1941; Средняя Азия, М., 1968 (АН СССР. Природные условия и естественные ресурсы СССР); Челпанова О. М., Средняя Азия, Л., 1963 (Климат СССР, в. 3); Шульц В. Л., Реки Средней Азии, ч. 1—2, Л., 1965: Коровин Е. П., Растительность Средней Азии и Южного Казахстана, 2 изд., кн. 2, Таш., 1962; Захидов Т. З., Мекленбурцев Р. Н., Природа и животный мир Средней Азии, т. 1—2, Таш., 1969—71; Новиков Л. К., Халмухамедов К. С., Заповедники Узбекистана, Таш., 1972; Бабушкин Л. Н., Когай Н. А., Физико-географическое районирование Узбекской ССР, «Тр. Ташкентского государственного института», 1964, в. 231; Атлас Узбекской ССР, Таш. — М., 1963.

IV. Население.

Основное население (65,5% всех жителей) составляют узбеки (7724,7 тыс. чел.; здесь и ниже данные переписи 1970), живут (тыс. чел.) каракалпаки (230,3, из них в Каракалпакской АССР 217,5), русские (1473,5), татары (573,7), казахи (476,3), таджики (448,5), корейцы (147,5), украинцы (111,7), киргизы (110,7), евреи (102,9), туркмены (71,0), азербайджанцы (38,9), армяне (34,2), уйгуры (23,9), башкиры (20,8) и др. К 1976 году население Узбекистана увеличилось по сравнению с 1913 годом более чем в 3,2 раза (см. табл. 2). Рост населения происходил в основном за счёт естественного прироста, по размерам которого (27,3 чел. на 1 тыс. жителей в 1975) Узбекистан занимает 2-е место среди союзных республик (после Таджикской ССР; по СССР—8,8 чел.).

Табл. 2. Численность населения.
Год оценки и переписи населения Численность населения, тыс. чел. В том числе В % ко всему населению
городского сельского городского сельского
1913 (оценка на конец года) 4334 1060 3274 24,5 75,5
1926 (по переписи на 17 декабря) 4621 1012 3609 21,9 78,1
1940 (оценка на 1 января) 6551 1606 4945 24,5 75,5
1959 (по переписи на 15 января) 8119 2729 5390 33,6 66,4
1970 (по переписи на 15 января) 11800 4322 7478 36,6 63,4
1976 (оценка на 1 января) 14079 5484 8595 38,9 61,1

Средняя плотность населения 31,5 чел. на 1 км2 (на 1 января 1976). Население размещено крайне неравномерно. В Каракалпакской АССР средняя плотность составляет 5 чел. на 1 км2, в Бухарской области — 8 чел., Кашкадарьинской — 34,2 чел., Ташкентской — 214 чел., Ферганской — 224,4 чел., Андижанской — 299,9 чел. на 1 км2. В некоторых пригородных районах плотность местами достигает 2 тыс. чел. на 1 км2.

На 1 января 1976 года мужчин было 49,1%, женщин 50,9%. Свыше 77% населения, занятого в народном хозяйстве, работает в отраслях материального производства. В 1975 году среднегодовая численность рабочих и служащих достигла 3343 тыс. чел. (756 тыс. чел. в 1940), в том числе (в тыс. чел.): в промышленности 697, строительстве 386, сельском хозяйстве 582, на транспорте и в связи 311, в просвещении и культуре 478. В общей численности рабочих и служащих 42% составляют женщины.

В связи с индустриализацией растет городское население (см. табл. 2). Из 76 городов 64 образованы за годы Советской власти, в том числе 44 после 1960. Важнейшие города (на 1 января 1976, тыс. жителей): Ташкент (1643), Самарканд (304), Андижан (220), Наманган (217), Коканд (152), Бухара (144), Фергана (132). Крупными центрами индустрии стали новые города: Чирчик, Ангрен, Алмалык, Бекабад, Навои и др.

V. Исторический очерк.

Первобытнообщинный строй на территории Узбекистана (до середины 1-го тыс. до н. э.).

Территория Узбекистана была обитаема уже в эпоху нижнего палеолита (находки каменных орудий в районе Ферганской и Бухарской областей). Обнаруженные в гроте Тешик-Таш череп и отдельные кости скелета мальчика-неандертальца относятся к мустьерской культуре. Изучение находок в гроте Амир-Темир (близ г. Байсун), пещерных стоянок Аман-Кутан (близ Самарканда), Обирахмат и Кульбулак (близ Ташкента), стоянок в Ферганской долине и др. свидетельствует, что первобытные люди вели стадный образ жизни, занимаясь преимущественно охотой и собирательством.

15—12 тыс. лет назад на территории современного Узбекистана произошёл переход к мезолиту, а в начале 5-го тыс. до н. э. — к неолиту (см. Кельтеминарская культура). В конце 3-го тыс. до н. э. племена, населявшие территорию современного Узбекистана, изготовляли орудия из меди. В эпоху бронзы (2-е — начало 1-го тыс. до н. э.) возникли первые оседлые земледельческие поселения (см. Заман-Баба, Дальверзинское поселение). Во 2-й половине 2-го тыс. до н. э. на территории Узбекистана распространилась тазабагъябская культура. В эпоху поздней бронзы почти на всей территории современного Узбекистана население занималось земледелием с применением искусственного орошения. Основными сельскохозяйственными культурами были пшеница, ячмень, просо. В составе домашнего стада преобладали овцы, использовались также крупный рогатый скот и лошади. Начали складываться большие союзы племён. Постепенно возник и развился обмен между племенами. К концу бронзового века у племён, населявших территорию Средней Азии, зарождались раннеклассовые отношения.

Рабовладельческий строй на территории Узбекистана (середина 1-го тыс. до н. э. — 5 в. н. э).

В сложении узбекской народности участвовали племена и народы, населявшие Среднюю Азию в течение многих столетий, связанные между собой не только политически и экономически, но и этногенетически. Высокая материальная культура здесь возникла на базе древней согдийско-хорезмийской цивилизации. Экономическое развитие первых государств на территории Средней Азии, составной частью которых была территория Узбекистана, связано с введением орошаемого земледелия. Оросительные системы в бассейне рек Амударьи, Сырдарьи, Зеравшана превосходили по своим масштабам позднейшие средневековые ирригационные сооружения. Они могли быть созданы только силами крупных сельских общин, управляемых центральной государственной властью, с широким применением труда рабов. В степных и горных районах всё большую роль играли скотоводство и садоводство. Развитие скотоводства в ряде районов Средней Азии заставило значительную часть населения перейти к кочевому образу жизни. Совершенствование орудий труда, обработки металлов способствовало росту ремесла, расширению обмена и торговли. В 1-м тыс. до н. э. на территории Средней Азии возникли рабовладельческие государства Хорезм, Бактрия, Согд, Парфянское царство. Большого расцвета достигли города: Мараканда (Самарканд), Кирешата и др. В 6 веке до н. э. на большей части Средней Азии установилась власть Ахеменидов. В 329—327 годах до н. э. Александр Македонский в ходе войны с Персией завоевал Среднюю Азию. Местное население вело непрерывную борьбу с захватчиками. Крупнейшим было восстание под руководством Спитамена (329—327 до н. э.). Около 250 до н. э. на территории Средней Азии возникло Греко-Бактрийское царство. В середине 2 века до н. э. среднеазиатские кочевые племена тохаров и др. при поддержке населения Хорезма, Согда, Бактрии изгнали греко-македонских правителей из Средней Азии. Во 2-й половине 2 века до н. э. независимым государственным объединением была Фергана. В этот период на территории Средней Азии продолжался прогресс ремесленного производства, расширение сферы товарно-денежных отношений, рост городов. Совершенствовались полеводство, садоводство и виноградарство. На территории Ферганы выращивались рис, пшеница, виноград и люцерна, возникло и развилось виноделие. С конца 1 века до н. э. и до середины 4 века н. э. Средняя Азия, включая территорию современного Узбекистана, входила в состав Кушанского царства. В середине 5 века завершилось образование на территории Средней Азии государства Эфталитов, в котором складывались предпосылки для возникновения феодальных отношений.

Феодальное общество на территории Узбекистана (6 — 1-я половина 19 вв.).

В 60-х годах 6 века государство Эфталитов распалось под натиском тюрков, создавших к середине этого столетия большое государство — Тюркский каганат, в котором формировались феодальные отношения. Население каганата на территории Средней Азии (Западно-тюркский каганат) делилось на земледельческое (оседлое) и скотоводческое (кочевое). Основную массу земледельческого населения составляли «кедиверы», находившиеся в личной зависимости от богатых землевладельцев — дехкан. Народные массы неоднократно восставали против феодальной знати (восстание Абруя в районе Бухары в 80-х годах 6 века и др.). В Средней Азии в этот период широко развивались хлопководство, шелководство и торговля шёлком и хлопком; добывались золото, медь, железо, свинец, серебро и др. металлы, из которых местные ремесленники делали монеты, вооружение и предметы быта. Западно-тюркский каганат был федерацией тюркских племён, между которыми происходила междоусобная борьба. В 6—7 веках на территории Средней Азии в связи с частыми войнами и восстаниями развился новый тип поселения — укрепленные усадьбы-замки знати с земледельческой округой и укрепленными домами дехкан и купцов.

К середине 8 века Средняя Азия была завоёвана Арабским халифатом. Арабское завоевание сопровождалось насильственной исламизацией населения. Народы Средней Азии оказывали завоевателям мужественное сопротивление. В 720—722 годах произошло крупное антиарабское вооружённое выступление в Согде, во 2-й половине 20-х годов и в 734—737 — в Согде, Хорасане и на других территории, в 747—750 — массовое восстание под предводительством Абу Муслима, приведшее к падению династии Омейядов и приходу к власти Аббасидов. В 755 вспыхнули восстания во главе с Сумбадом и Исхаком, в 776 — крупное Муканны восстание. Центром движения был Мавераннахр. Восставших поддерживали кочевые тюркские племена. В 801—802 происходило восстание Абул-Хасиба, а в 806 в Согде — Рафи ибн Лейса восстание, направленное против Халифата и носившее антифеодальный характер. Арабское завоевание объективно сыграло определённую положительную роль в развитии производительных сил Средней Азии. Росли города, особенно Самарканд, Бинкент (Ташкент), Термез, Бухара. Расширялись масштабы торговли (в том числе караванной) и ремесленного производства, усилился обмен между городским и сельским населением, между земледельцами и кочевниками. Включение Средней Азии в Халифат способствовало преодолению феодальной раздробленности, развитию экономических и культурных связей с народами Передней Азии.

В 9 веке на территории Средней Азии образовалось Саманидов государство. Его наиболее развитой областью была территория современного Узбекистана, особенно долина Зеравшана. Города и отдельные сельские районы (Самарканд, Бухара, Термез, область Шаш и др.) превращались в крупные сельскохозяйственные, ремесленно-торговые и культурные центры. Самарканд славился далеко за пределами Средней Азии производством высококачественной бумаги и стекла. Значительная роль в хозяйственной жизни играл Хорезм. Кожа, ткани, шёлк, шерсть, одежда, скот и многие другие товары вывозились в страны Восточной Европы, Китай и другие страны. Крупные землевладельцы Мавераннахра обычно делили свою землю на мелкие участки и сдавали их в аренду безземельным и малоземельным крестьянам-издольщикам. Кроме того, крестьяне платили огромные налоги феодальным правителям. Крестьянские восстания постоянно потрясали Саманидское государство.

Формирование узбекской народности охватывает длительный период. Проникновение тюрков в Согд, Мавераннахр и на другие территории и оседание их там происходило уже в 6—9 веках и сопровождалось как ассимиляцией их с коренным населением, так и преобладанием тюркских элементов (в 8 веке в Фергане были сильны карлукские элементы, а в Шаше — огузские). Одновременно земледельцы-согдийцы, проникшие на территорию Семиречья, населённую по преимуществу тюрками-кочевниками, постепенно утрачивали свой язык, перенимая тюркскую речь.

В конце 10 века на территории Семиречья из различных тюркских племён — карлуков, чигилей, аргу, ягма и др. — образовалось Караханидов государство. Его вожди богра-хан Харун ибн Муса ибн Сатук и Наср I завоевали Мавераннахр (992— 999); государство Саманидов распалось. На его месте помимо государства Караханидов возникли Хорезм, а к югу от Амударьи — государство Газневидов. В конце 12 века Хорезм усилился и подчинил большую часть территории Средней Азии. К 11—12 веков в основном завершился процесс формирования тюркоязычной узбекской народности.

К 13 веку хорезмшах Мухаммед II Ала-ад-Дин разгромил каракитаев, присоединил к Хорезму земли Средней Азии и Южного Казахстана. В 1219 году во владения хорезм-шаха вторглись монголо-татарские войска Чингисхана. Народные массы оказывали упорное сопротивление захватчикам (борьба жителей Ходжента, под руководством Тимур-Мелика и др.). Но большинство феодалов без сопротивления подчинилось монголо-татарам и пострадало от нашествия значительно меньше, чем другие слои населения. К 1221 году вся Средняя Азия была завоёвана монголо-татарами и отдана Чингисханом в 1224 второму его сыну Джагатаю. Фактически же правителем стал монгольский наместник купец из Хорезма Махмуд Ялавач. Монголо-татары правили завоёванными землями, опираясь на феодальную верхушку и мусульманское духовенство. Народ испытывал двойной гнёт — монголо-татарских и местных феодалов. В 1238 году в Бухаре вспыхнуло крупное восстание против монголов под руководством Махмуда Тараби, которое было жестоко подавлено. Во 2-й половине 14 века Тимур (1336—1405) создал могущественную империю, ядром которой стал Мавераннахр со столицей в Самарканде. Захватническая политика Тимура ложилась тяжёлым бременем на плечи народов Мавераннахра и др. Феодальные отношения в Средней Азии при Тимуре достигли наибольшего развития. После его смерти начался период феодальных смут. Держава Тимура распалась фактически на 2 государства, представлявшие собой объединения феодальных владений: одно в Хорасане с центром в Герате, где правил (1409—47) сын Тимура Шахрух, другое в Мавераннахре с центром в Самарканде, где правил (1409—49) сын Шахруха — Улугбек. Улугбек поощрял развитие ремёсел и торговли, уделял большое внимание наукам и культуре и вошёл в историю как один из выдающихся учёных средневековья. Просветительская деятельность Улугбека вызывала ненависть мусульманских священнослужителей. После гибели Улугбека его государство распалось на независимые, враждовавшие между собой владения. Объединение государства, предпринятое при Тимуридах Абу-Саиде (правил в 1451—69) и Султан-Хусейне (правил в 1469—1506), было номинальным. Во 2-й половине 15 века в Герате жил и творил величайший узбекский поэт, основоположник узбекской классической литературы, крупный учёный и мыслитель, политический деятель Алишер Навои. Художественное творчество и прогрессивная общественная деятельность Навои оказали огромное влияние на дальнейшее развитие культуры Узбекистана и др. народов средневекового Востока.

В конце 15 — начала 16 веков Средняя Азия была захвачена кочевыми узбекскими племенами, пришедшими из Дешт-и-Кипчака, во главе с Шейбани-ханом (правил в 1451—1510). В 1510 году его войска были разбиты армией иранского шаха Исмаила I, а сам Шейбани-хан убит. Война Шейбанидов с Исмаилом и тимуридом Бабуром проходила с переменным успехом. Постепенно завоеватели-кочевники стали массами оседать на землю и переходить к земледелию, процесс ассимиляции их с оседлым населением стал интенсивнее, и узбеки — переселенцы из Дешт-и-Кипчака вошли в состав сформировавшейся здесь к 11—12 векам тюркоязычной народности, передав ей своё название «узбек». В связи с появлением новой феодальной знати произошло постепенное перераспределение земельного фонда. Шейбаниды старались укрепить экономику страны, усовершенствовать ирригационную систему, провели в начале 16 века денежную реформу.

Развитие феодальных отношений в 1-й половине 16 веке вело к распаду державы, созданной Шейбани-ханом. Независимыми от Бухары (столицы государства Шейбанидов) уделами стали Хорезм, Балх и др. Возникло Хивинское ханство. Абдулле-хану II временно удалось объединить страну. С 1599 года началось правление новой династии Аштарханидов. В 40-х годах 18 веках Бухара была завоёвана войсками властителя Ирана — Надир-шаха. В 1753 во главе Бухарского ханства стал Мухаммед Рахим — первый эмир и основатель династии Мангыт, правившей до 1920. В 18 и в 1-й половине 19 веков активизировалась внешняя торговля, особенно с Россией, продолжался рост городов и товарного производства. В Хивинском и Бухарском ханствах происходили постоянные междоусобные распри между областными наместниками в борьбе за власть. В 1826—60 годах Бухарой правил Насрулла-хан, который к середине 19 века объединил ханство и установил твёрдую центральную власть.

В начале 18 века образовалось Кокандское ханство, которое в 1-й четверти 19 века владело Ташкентом, почти всем бассейном Сырдарьи, частью Семиречья и другие территории. В 1812—13 состоялся обмен послами между Россией и Кокандом. В 1842 Кокандское ханство было захвачено Бухарским ханством, но восстание народа против власти эмира и использование местной знатью поддержки кипчакских племён восстановили в том же году самостоятельность Кокандского ханства. В 1847 против власти Коканда в Ташкенте вспыхнуло крупное народное восстание. В результате Ташкент получил относительную самостоятельность. В Хивинском ханстве в середине 18 — начале 19 веков произошёл ряд народных восстаний, вызванных недовольством масс непомерными налогами. В 18 — 1-й половине 19 веков происходили войны между среднеазиатскими ханствами (только из-за Ура-Тюбе кокандский хан воевал с Бухарой 15 раз). Войны и постоянные междоусобицы внутри ханств сопровождались опустошениями, грабежом, подрывали хозяйство и культурную жизнь.

Отсталость и консерватизм характеризуют духовную жизнь узбекских ханств 19 века. Но, несмотря на преследования со стороны реакционных правителей и духовенства, зарождалась национальная прогрессивная интеллигенция. В Коканде в начале 19 веке жили и творили поэты Гази, Махмур, Мухаммед Гульхани и др.; в Хиве — историк и поэт Шир-Мухаммед Мунис Хорезми и его племянник Агахи Мухаммад Риза, в Бухаре — поэт Мирза Садык Мунши и т.д. Развивалась, несмотря на феодальную отсталость, хозяйственная жизнь ханств. Строились и совершенствовались ирригационные сооружения, улучшалось сельскохозяйственное производство, возникали новые города.

В 19 веке Средняя Азия стала объектом соперничества Великобритании и России. Россия старалась установить и всемерно укрепить дипломатические и торговые отношения с ханствами Бухары, Хивы и Коканда. Торговля с Россией была весьма выгодна для среднеазиатских купцов.

Присоединение Узбекистана к России. Социально-экономическое развитие Узбекистана во 2-й половине 19 века.

Царское правительство стремилось завладеть в Средней Азии источниками сырья для русской промышленности и сферами приложения капиталов для растущей буржуазии, а также воспрепятствовать проникновению туда Великобритании. В 1860-х годах началось наступление русских войск на территорию Узбекистана. Первоначально военные действия развернулись против Кокандского ханства и завоёванных им ранее земель. Осенью 1862 русские войска вступили в Пишпек, летом 1863 захватили крепость Сузак, весной 1864 — г. Аулие-Ата и г. Туркестан. 22 сентября 1864 штурмом был взят Чимкент. 17 мая 1865 отряд М. Г. Черняева после трёхдневного штурма овладел Ташкентом. Затем были разбиты бухарские войска, двигавшиеся к Ташкенту. Осенью 1866 русские войска захватили часть Бухарского ханства (города Ура-Тюбе и Джизак, крепость Янгикурган). Кокандское ханство оказалось отрезанным от Бухары. В 1867 на территории Туркестана, занятой царскими войсками, было образовано Туркестанское генерал-губернаторство (первым генерал-губернатором был К. П. Кауфман) с центром в Ташкенте. 23 июня 1868 между Россией и Бухарой был заключён мирный договор, в соответствии с которым территория с городами Ходжент, Ура-Тюбе, Джизак, Каттакурган, Самарканд отходила к России. Из этих земель был образован Зеравшанский округ в составе Туркестанского генерал-губернаторства. 12 августа 1873 заключён мирный договор с хивинским ханом, который признал протекторат России. Аналогичный договор с Бухарой был подписан 18 сентября 1873. После подавления Кокандского восстания 1873—76 было ликвидировано Кокандское ханство, его территория включена в Ферганскую область Туркестанского генерал-губернаторства. К концу 1880-х гг. территория современного Узбекистана входила в состав Сырдарьинской, Самаркандской и ферганской областей Туркестанского генерал-губернаторства, а также Хивинского и Бухарского ханств.

Несмотря на реакционную политику царизма, присоединение Узбекистана к России имело исторически прогрессивное значение. Узбекистан был втянут в экономическую систему развивающегося российского капитализма, что ускорило процесс хозяйственного развития края, способствовало возникновению промышленного пролетариата и зарождению буржуазных отношений. На Узбекистан распространилось влияние прогрессивной русской культуры и науки. Узбекский народ начал общаться с самым революционным в мире русским пролетариатом. Создались условия для вовлечения трудящихся Узбекистана в активную революционную борьбу за национальное и социальное освобождение.

Главной задачей экономической политики царизма в Узбекистане было развитие хлопководства. Вскоре Узбекистан стал одним из основных поставщиков хлопка для русской промышленности. С 1884 году в крае начали сеять американский хлопчатник, превосходивший по своим качествам местный. Основными производителями хлопка были мелкие крестьянские хозяйства. С ростом хлопководства расширялись и углублялись товарно-денежные отношения в узбекской деревне. Началось переселение русских крестьян в Сырдарьинскую и ферганскую области, нередко сопровождавшееся насильственным захватом земель у коренного населения. Были построены Закаспийская (Среднеазиатская, 1899), Оренбурго-Ташкентская (1905), Ферганская и Бухарская (1910— 1916) железные дороги. В 1900 году в Туркестане было 195 различных промышленных предприятий (21 до 1880), на которых работали около 10 тысяч человек. Основу среднеазиатского пролетариата составляли рабочие хлопкоочистительных и маслобойных заводов и железнодорожники. Большинство фабрик и заводов принадлежало русским капиталистам. Колонизационная политика русского правительства была направлена на сохранение экономической, политической и культурной отсталости местного населения. В 80—90-е гг. происходят первые выступления рабочих: волнения на Зауран-Коштурском руднике (1885), забастовка строителей близ Коканда (1898), волнения рабочих Самарканда (1898). Под влиянием рабочего движения и усиления социального и национального гнёта росло недовольство крестьян, выливавшееся в стихийные, разрозненные столкновения с баями и местной колониальной администрацией. В 1881, 1891, 1895 происходили выступления крестьян в Наманганском и Андижанском уездах. Наиболее крупным явилось Андижанское восстание 1898. В конце 19 — начале 20 веков в области идеологии и общественно-политические мысли в Узбекистане существовали и боролись несколько течений: феодально-клерикальное — идеология крупных светских и духовных феодалов; буржуазно-джадидистское (см. Джадидизм) — идеология формировавшейся национальной буржуазии; демократическое (А. Дониш, М. Алим, М. Муками, Фуркат и др.), выступавшее в защиту интересов трудящихся, за дружбу народов Средней Азии с русским народом; марксистско-ленинское — идеология рабочего класса, проводниками которой, в первую очередь, были социал-демократы, сосланные из Центральной России.

Узбекистан в период империализма и буржуазно-демократических революций в России (1900—17).

В начале 20 века на территории Узбекистана были обнаружены значительные запасы полезных ископаемых. В Ферганской долине начали добывать нефть, в районе Науката и Тарангутсая действовали медные рудники. Добывались озокерит и минеральные соли. С конца 19 века крупные текстильные фирмы открывали в Узбекистане агентства, конторы, склады для реализации продукции и закупки хлопка. Они устанавливали заниженные цены на сырьё и повышенные на изделия промышленности. В Узбекистане производилась только первичная обработка сырья. К 1913 года хлопкоочистительные и маслобойные предприятия давали 50,7% всей промышленной продукции. Непрерывно росли посевы хлопка за счёт сокращения посевов зерновых. В Ферганской, Самаркандской и Сырдарьинской областях в 1907 было собрано 15 301 тыс. пудов хлопка, в 1915 — 33 918 тыс. пудов. В 1914 хлопок составлял 80% общего объёма вывоза товаров из Средней Азии в Россию. Развитие хлопководства усиливало связь крестьянских хозяйств с рынком, ускоряло процесс расслоения крестьянства. Несмотря на сравнительно высокие темпы роста капиталистических предприятий, торговых фирм и банков, уровень развития буржуазных отношений в крае, особенно в сельском хозяйстве, был чрезвычайно низким. В узбекском кишлаке господствовали феодальные отношения. Идеологической основой феодализма был ислам. Мусульманское духовенство играло значительную роль в экономической и политической жизни У.

В начале 20 века в Узбекистане возникают первые социал-демократические кружки. В 1904 в Ташкенте образовалась «Союзная группа социал-демократов и социалистов-революционеров», в которой в 1905 произошло размежевание социал-демократов с эсерами. Трудящиеся Узбекистана участвовали в Революции 1905—07. К осени 1905 в Ташкенте действовали 15 рабочих и 3 солдатских социал-демократических кружка. Большую роль в пропаганде революционных идей среди трудящихся и солдат играла в 1905—06 газета «Самарканд» (фактический редактор большевик М. В. Морозов). Были созданы социал-демократические военно-революционные организации в Ташкенте (Туркестанский военный социал-демократический комитет), Самарканде и других городах. 14 октября 1905 забастовали рабочие и служащие железных дорог Туркестана. К ним присоединились рабочие промышленных предприятий, начались волнения среди солдат железнодорожных батальонов, матросов Амударьинской флотилии. 19 октября царские власти расстреляли митинг ташкентских трудящихся. Похороны погибших превратились в мощную революционную демонстрацию. Октябрьская забастовка вызвала подъём революционного движения в армии. Ташкентские большевики совместно с эсерами готовили выступление рабочих и солдат. В ночь на 16 ноября 1905 началось восстание солдат Ташкентского резервного батальона, но оно было подавлено. Расправа над участниками восстания вызвала усиление революционного движения во всём Туркестане. Вновь вспыхнула всеобщая забастовка.

13—20 декабря 1905 состоялся 1-й съезд рабочих и служащих Среднеазиатской железной дороги, который принял решение о введении революционным путём с января 1906 8-часового рабочего дня. Революционная борьба трудящихся Туркестана вынудила царское правительство выделить в Государственной думе 1-го и 2-го созывов 6 мест для «туземных депутатов». В сентябре 1906 в Туркестане было введено положение «чрезвычайной охраны», сохранившееся до 1909. После Третьеиюньского государственного переворота 1907 коренное население Узбекистана по новому избирательному закону было лишено избирательных прав и представительства в Государственной думе. В 1910 3-я Государственная дума приняла закон об изъятии «излишков» земель у коренного населения Туркестана. В годы реакции в связи с ростом национального гнёта в Узбекистане усилилась националистическая деятельность джадидов. Несмотря на правительственный террор, в 1910—11 активизировалось стачечное движение, в котором участвовали рабочие-узбеки. 1 июля 1912 произошло Туркестанское восстание сапёров 1912.

С начала 1-й мировой войны 1914—18 в Узбекистане наметился экономический подъём. Расширялись посевы хлопка, строились новые хлопкоочистительные заводы, росла численность пролетариата, формировалась местная промышленная буржуазия. Но со 2-й половины 1915 начался экономический спад. Быстрое развитие хлопководства, сокращение посевов зерновых культур вызвали рост цен на хлеб, продовольствие и корма. Увеличился вывоз из Узбекистана сырья, продовольствия и фуража для промышленности и армии, сокращался ввоз хлеба и промышленных изделий к 1916 цены на хлеб выросли в 4 раза! В 1916 в связи со снижением цен на хлопок началось массовое разорение крестьянских хозяйств. В Узбекистане, как и во всём Туркестане, назревал революционный кризис, проявлением которого было Среднеазиатское восстание 1916. Поводом к нему послужил указ царского правительства о мобилизации местного населения на тыловые работы. В уездах, территории которых ныне входит в состав Узбекистана, предстояло мобилизовать около 120 тыс. чел. Восстание началось 4 июля в Ходженте и вскоре распространилось по всему Туркестану. В основном оно носило антиколониальный, национально-освободительный характер. Лишь в отдельных районах реакционные феодально-клерикальные круги пытались использовать восстание в своих классовых целях. Восстание было жестоко подавлено, но борьба народа с царизмом не прекращалась.

Узбекистан в период Великой Октябрьской социалистической революции, Гражданской войны и военной интервенции (1917—1920).

После Февральской революции 1917 года в крае стали возникать Советы рабочих и солдатских депутатов, руководство в которых захватили меньшевики и эсеры. Начали формироваться контрреволюционные националистические организации узбекской буржуазии, феодалов и духовенства «Шура-и-Ислам» («Совет исламистов») и «Шура-и-Улема» («Совет духовенства»), активизировались младобухарцы. 7(20) апреля 1917 в Ташкенте был образован Туркестанский комитет Временного правительства, к которому перешла вся власть. Создавались первые профсоюзы рабочих коренных национальностей — Советы мусульманских рабочих, союзы трудящихся мусульман («Иттифак»). Летом и осенью 1917 в Узбекистане проходили забастовки рабочих, развернулось движение дехкан за землю и воду, начались революционные выступления в войсках Туркестанского округа. В Советах рабочих депутатов большевики вступили в блок с левыми эсерами и меньшевиками-интернационалистами для мобилизации масс на вооружённое восстание против Временного правительства. 12(25) сентября 1917 в Ташкенте состоялся семитысячный митинг, принявший резолюцию о передаче всей власти Советам. 25 октября (7 ноября) Президиум Ташкентского совета постановил начать подготовку вооружённого восстания. 27 октября (9 ноября) генеральный комиссар Временного правительства в Туркестане П. А. Коровиченко объявил город на военном положении, арестовал часть членов Исполкома Совета, разоружил революционно настроенных солдат 2-го Сибирского стрелкового запасного полка. Несмотря на это, утром 28 октября (10 ноября) началось вооружённое восстание, возглавленное созданным в тот же день Ревкомом (председатель — большевик В. С. Ляпин). В восстании участвовала рабочая дружина (2500 бойцов), солдаты ряда частей с пулемётами и орудиями. Помощь восставшим оказали рабочие и солдаты Перовска, Самарканда, Кушки, Чарджуя (Чарджоу). После четырёхдневной вооружённой борьбы 1(14) ноября 1917 восстание в Ташкенте победило, 3-й Краевой съезд Советов, состоявшийся 15—22 ноября (28 ноября—5 декабря) 1917, провозгласил Советскую власть в Туркестане и избрал Совнарком края (председатель — большевик Ф. И. Колесов). Большое революционизирующее влияние на трудящихся коренных национальностей Узбекистана оказали «Декларация прав народов России» и обращение СНК РСФСР «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока», опубликованные в местных газетах. В течение ноября 1917 — марта 1918 Советская власть установилась во всех районах Узбекистана, входивших в состав Туркестанского края. Националистическая буржуазия и мусульманское духовенство, объединившись с русскими белогвардейцами, при поддержке английских империалистов повели вооружённую борьбу против Советской власти. В конце ноября — начале декабря 1917 в Коканде состоялся 4-й Чрезвычайный краевой мусульманский съезд, который объявил Туркестан автономным и создал буржуазно-националистическое правительство — «Кокандскую автономию». Во 2-й половине февраля 1918 националисты, не пользовавшиеся поддержкой трудящихся масс, были разгромлены отрядами Красной Гвардии. На первых порах некоторые руководители Советского Туркестана допускали ошибки в национальном вопросе, коренное население недостаточно привлекалось в органы Советской власти. Буржуазные националисты использовали это в контрреволюционных целях. Для оказания помощи местным коммунистам в осуществлении национальной политики и укреплении Советской власти в апреле — мае 1918 в Туркестане находился чрезвычайный комиссар Советского правительства П. А. Кобозев, 5-й съезд Советов края (апрель 1918) проводился на двух языках, значительную часть делегатов составляли представители коренных национальностей. 30 апреля 1918 съезд провозгласил образование Туркестанской АССР в составе РСФСР. В правительство вошли и представители местных национальностей, что положило начало привлечению их к государственному управлению. Был избран ЦИК (председатель — П. А. Кобозев) и СНК (председатель — Ф. И. Колесов). Началась организация Красной Армии, были национализированы земля и вода, промышленные предприятия, банки, железные дороги, введён 8-часовой рабочий день. В мае 1918 СНК РСФСР ассигновал 50 млн. руб. на оросительные работы и улучшение хозяйственного положения дехканства. В октября 1918 6-й съезд Советов принял первую Конституцию Туркестанской АССР. Политические и экономические мероприятия Советской власти встретили сопротивление свергнутых эксплуататоров, получивших активную поддержку со стороны империалистов Антанты. В Ташкенте был создан подпольный «Туркестанский союз борьбы с большевизмом», объединивший силы контрреволюции в крае. Главную роль в борьбе против Советской власти в узбекских районах Туркестана контрреволюционеры отводили басмачеству, основным центром которого была Ферганская долина. В июле 1918 возник Ферганский фронт. Для борьбы с белочехами и белогвардейцами был создан Семиреченский фронт. Атаман А. И. Дутов в июле овладел Оренбургом и отрезал республику от центральных районов России. Активизировали свои действия против Советского Туркестана Бухарское и Хивинское ханства. Республика оказалась в кольце фронтов. Созданная в июне 1918 КП Туркестана мобилизовала все силы и средства на разгром врага: были проведены партийные, профсоюзные и рабочие мобилизации. В борьбу против контрреволюции включились бывшие военнопленные-интернационалисты. В ночь на 19 января начался Ташкентский антисоветский мятеж 1919, но после упорных боев 21 января он был подавлен. Во время мятежа были зверски убиты 14 туркестанских большевиков-комиссаров (см. Туркестанские комиссары). В августе 1919 южная группа войск Восточного фронта была преобразована в Туркестанский фронт (командующий — М. В. Фрунзе), войска которого, перейдя в решительное наступление, разгромили южную группу войск А. В. Колчака и 13 сентября соединились с частями Красной Армии Туркестанской республики у станции Мугоджарской. К весне 1920 была освобождена почти вся Ферганская долина. На первый план стали выдвигаться задачи мирного строительства. Учитывая сложность и запутанность национальных и социальных отношений, удалённость края от Центра, а также международное значение упрочения Советской власти в Средней Азии, правительство РСФСР и ЦК РКП (б) направили в Туркестан осенью 1919 Туркестанскую комиссию ВЦИК и СНК РСФСР. Главной задачей комиссии было оказание всесторонней помощи местным партийным организациям и органам Советской власти.

В феврале 1920 хивинский народ при поддержке частей Красной Армии сверг феодально-деспотический строй и в апреле 1920 создал. Хорезмскую народную советскую республику. В сентябре 1920 была установлена Советская власть в Бухаре (см. Бухарская операция 1920) и вскоре провозглашена Бухарская народная советская республика. Тем самым был ликвидирован оплот контрреволюции в Средней Азии.

Узбекистан в период социалистического строительства в 1921—40.

Гражданская война нанесла хозяйству Узбекистана большой ущерб. Сельское хозяйство дало в 1921 лишь довоенной продукции. Посевные площади в 1920 сократились по сравнению с 1915 почти вдвое. Сильному разрушению подверглась ирригационная система. В основном хлопковом районе — ферганской долине площадь посевов хлопка сократилась с 288 тыс. дес. (1915) до 39,7 тыс. (1920). Упадок переживало животноводство: из 24 млн. голов скота (1915) уцелело 8 млн. (1920). Промышленность и транспорт находились в состоянии почти полного развала: из 306 промышленных предприятий Туркестана, числившихся в ведении ВСНХ, к 1 мая 1922 действовали лишь 82. Населению грозили голод, эпидемии. Несмотря на тяжёлое положение в стране, Советское правительство оказывало большую помощь трудящимся Туркестана. В 1920 туда было направлено 33 эшелона с семенами, хлебом, мануфактурой, инвентарём.

Восстановление народного хозяйства затруднялось общей экономической и культурной отсталостью края. Наличие докапиталистических отношений, влияние на население мусульманского духовенства и феодалов-баев создавали питательную среду для басмачества, поддерживаемого английскими империалистами. В октябре 1921 в Бухару прибыл бывший военный министр Турции Энвер-Паша, который выступал за объединение всех народов, исповедующих ислам, в единое мусульманское государство. Ему удалось создать из разрозненных шаек басмачей армию численностью в 16 тыс. чел. и захватить в начале 1922 значительную часть Бухарской народной советской республики. Действия басмачей стали угрожать существованию Советской власти в Туркестане. 14 октября 1921 ЦК РКП (б) объявил ликвидацию басмачества важнейшей задачей местных партийных и советских органов. Для борьбы с басмачами СНК и ЦК РКП (б) направили в Ташкент главкома С. С. Каменева, Г. К. Орджоникидзе и Ш. З. Элиаву. Летом 1922 Красная Армия разгромила банды Энвер-паши. Укрывшиеся в Афганистане и Иране остатки банд неоднократно совершали налёты на советские территории и полностью были уничтожены лишь в 1926 году.

Весной 1921 года в Туркестане началось проведение первой земельно-водной реформы. Большую помощь в этом оказал созданный в сентябре 1920 союз Кошчи, объединявший бедняцкую и середняцкую часть дехканства. Правительство РСФСР выделило крупные денежные средства на восстановление ирригационной системы, оказало помощь продовольствием районам, пострадавшим от басмачей, освободило хлопководческие хозяйства на несколько лет от государственного налога.

Восстановление народного хозяйства Узбекистана, начавшееся ещё в условиях Гражданской войны, проходило с помощью братских республик. Наряду с пуском старых промышленных предприятий строились новые фабрики и заводы, реконструировались и расширялись мелкие полукустарные предприятия. К 1925 были построены 9 электростанций. В Ташкенте созданы транспортно-механический и кожевенный заводы, в Атреке — литейный завод. Из центра страны в республику направлялись оборудование и квалифицированные рабочие кадры, педагоги и врачи, посылались учебники для школ. Успехи в экономическом и культурном строительстве создали условия для национально-государственного размежевания советских республик Средней Азии. 27 октября 1924 решением сессии ЦИК СССР была создана Узбекская ССР, в которую вошли ряд уездов и волостей бывших Самаркандской, Сырдарьинской и Ферганской областей, а также ряд районов Хорезмской и Бухарской советских социалистических республик. До 1929 года в состав Узбекской ССР входила Таджикская АССР. 13—17 февраля 1925 состоялся 1-й Учредительный съезд Советов республики, который принял Декларацию об образовании Узбекской ССР, избрал Президиум ЦИК (председатель — Ю. Ахунбабаев), утвердил состав СНК (председатель— Ф. Ходжаев). На 3-м съезде Советов СССР (май 1925) Узбекская ССР была принята в состав Союза ССР. Образование Узбекской ССР ускорило экономическое, политическое, культурное развитие узбекского народа. Создавались национальные кадры рабочего класса. Компартия Узбекистана под руководством ЦК ВКП (б) проводила политику массового вовлечения в советский и хозяйственный аппарат лиц местных национальностей, делопроизводство велось на узбекском и русском языках.

Развитие экономики Узбекистана шло быстрее, чем по СССР в целом. За годы довоенных пятилеток в Узбекской ССР было построено свыше 500 различных промышленных предприятий (в том числе завод «Ташсельмаш», Ташкентский текстильный комбинат, Чирчикский электрохимический комбинат). Возросла добыча нефти (13 тыс. т в 1913, 119 тыс. т в 1940). На базе крупных промышленных предприятий возникли новые, социалистические города и были реконструированы старые: Чирчик, Бекабад, Каттакурган и др. Общая численность рабочих и служащих в 1940 составила 756,3 тыс. чел., из них 31% женщин.

В ноябре 1925 2-й съезд КП (б) Узбекистана принял постановление о земельно-водной реформе, которая предусматривала ликвидацию феодальных отношений, изъятие земельных излишков у кулаков, передачу прав распределения воды государственным органам. Реформа осуществлялась в 1926—29. Около 90 тыс. безземельных и малоземельных дехкан получили землю. Проведение реформы и упорядочение землеустройства обеспечили подъём сельского хозяйства, его уровень в 1928 составил 76% от уровня 1913, а посев и сбор хлопка превысили уровень 1914. Высокая товарность сельского хозяйства способствовала развитию сельскохозяйственной кооперации, различными формами которой к началу массовой коллективизации был охвачен 81% дехканских хозяйств. Мероприятия государства по улучшению ирригации — организация коллективного пользования водой, деятельность кооперации — способствовали объединению дехканских хозяйств в колхозы. На 1 октября 1929 колхозы Узбекистана объединяли 3% хозяйств. В 1930 в хлопковых районах в колхозы входило 32% хозяйств, в зерновых — 30%, в животноводческих — 19,6%. В 1929—30 в Узбекистане было создано 60 совхозов. Всего к конце 1930 коллективизацией было охвачено 34,4% крестьянских хозяйств. Колхозное движение вызывало сопротивление баев, кулаков, духовенства. В отдельных районах возникли шайки басмачей, но их быстро ликвидировали. Посевные площади под хлопчатником за 1928—32 выросли с 589,2 тыс. до 994,8 тыс. га. В итоге успешного осуществления 1-й и 2-й пятилеток была завершена коллективизация сельского хозяйства Узбекистана. В 1937 колхозы объединяли 95% дехканских хозяйств и 99,4% посевных площадей. Ведущей отраслью народного хозяйства стало хлопководство. В 1937 собрано 1521,7 тыс. тон хлопка-сырца (в 1933 —860 тыс. тон). Выручка от реализации продукции в колхозах увеличилась с 29 млн. руб. в 1932 до 222 млн. руб. в 1937. В декабре 1939 в связи с 15-летием образования республики, за успехи в области развития сельского хозяйства, особенно хлопководства, Узбекская ССР была награждена орденом Ленина. В декабре 1939 введён в строй Большой Ферганский канал, который был создан методом народной стройки. Это улучшило водоснабжение на площади свыше 500 тыс. га поливных земель. Сбор хлопка в 1940 превысил в 2,7 раза сбор 1913 и составил 62% хлопка, полученного в СССР. Узбекистан занял первое место в стране по производству шёлка-сырца — свыше 50% всего количества. По Конституции СССР 1936 в Узбекскую ССР вошла Каракалпакская АССР.

В ходе социалистического строительства было ликвидировано кулачество-байство; сложился новый класс — колхозное крестьянство. Успешно проходила техническая реконструкция сельского хозяйства, механизация наиболее трудоёмких процессов. Осуществлялась культурная революция; была ликвидирована неграмотность, созданы школы с бесплатным обучением на родном языке, сеть культурно-просветительских учреждений. Повысилось материальное благосостояние трудящихся, перестроился их быт. Изменилось положение женщин, которые получили равные права с мужчинами, в 1921 были запрещены многоженство и калым. Преобразования осуществлялись в обстановке борьбы с силами феодально-мусульманской реакции. Только в 1927 было совершено 203 террористических акта против женщин-активисток. В проведении культурной революции борьба за раскрепощение женщин была одной из важнейших задач КП (б) У. В 1927 партия объявила «худжум» — наступление на паранджу, на старый быт. При ЦИК Узбекской ССР была создана специальная комиссия по улучшению быта трудящихся женщин. Женщины-узбечки широко вовлекались в общественно-политическую жизнь. В годы довоенных пятилеток сформировались национальные кадры советской интеллигенции. Сложилась узбекская социалистическая нация. В Узбекской ССР, как и во всей стране, было в основном построено социалистическое общество. В результате осуществления ленинской национальной политики Узбекистан совершил скачок от феодального строя, минуя капиталистическую стадию развития, к социализму.

Узбекистан во время Великой Отечественной войны 1941—45 и в последующие годы создания развитого социалистического общества.

С началом Великой Отечественной войны народное хозяйство республики было перестроено на военный лад. В Узбекистан было эвакуировано около 100 промышленных предприятий из прифронтовых районов (в том числе 48 предприятий тяжёлой промышленности), десятки военных и гражданских учебных заведений, госпиталей, научных учреждений. Узбекистан принял более 1 млн. эвакуированного населения, в том числе 200 тыс. детей. В Узбекистане были сформированы многие соединения Советской Армии, в том числе национальные узбекские части. Около 1 млн. воинов из Узбекистана сражались на фронтах Великой Отечественной войны, 280 были удостоены звания Героя Советского Союза, 120 тыс. награждены орденами и медалями, 32 — орденом Славы трёх степеней. Узбекистан стал одним из арсеналов Советской Армии. К середине 1942 все перебазированные в Узбекистан заводы работали на полную мощность. Трудящиеся Узбекистана сдали в фонд обороны 316 млн. руб. (1943). Во время войны было построено 7 электростанций, в том числе мощная Фархадская ГЭС; выработка электроэнергии выросла более чем втрое; было сооружено 280 новых промышленных предприятий; основные производственные фонды промышленности почти удвоились. Первый в Узбекистане металлургический завод начал давать сталь с марта 1944. Развернулась добыча угля в Ангренском угольном бассейне. Добыча нефти в 1945 была доведена до 478 тыс. тон, то есть увеличилась в 4 раза по сравнению с 1940, валовая продукция химической промышленности — в 5 раз. Значительное развитие получила тяжёлая промышленность, главным образом машиностроение и металлообработка, составив в 1943 49% всей валовой продукции промышленности. Были расширены посевы зерновых культур, освоено производство сахарной свёклы. К 1944 сданы в эксплуатацию 10 крупных ирригационных сооружений и ряд мелких, площадь орошаемых земель увеличилась на 545,7 тыс. га. После окончания Великой Отечественной войны большое внимание было уделено подъёму хлопководства.

Значительную помощь оказал Узбекистан населению освобожденных западных районов страны продуктами сельскохозяйственного и промышленного производства, техникой, специалистами. В Узбекской ССР были размещены 113 военных госпиталей. Раненые бойцы, находившиеся там на излечении, были окружены заботой и вниманием партии и правительства Узбекистана, работников здравоохранения, всех трудящихся республики. За трудовые подвиги в годы войны свыше 60 тыс. трудящихся Узбекистана получили правительственные награды. После войны в республике были созданы сотни новых современных заводов, шахт, фабрик, нефтепромыслов, оснащенных новейшей техникой. В 1956 Узбекистан выработал электроэнергии в 2 раза больше, чем вся царская Россия в 1913. Началось освоение Голодной степи. В 1956 Узбекистан сдал государству 2857 тыс. тон хлопка. За успехи в развитии сельского хозяйства Узбекская ССР в 1956 была награждена вторым орденом Ленина. Узбекистан превратился в высокоразвитую индустриально-аграрную социалистическую республику. Трудящиеся Узбекистана в условиях развитого социалистического общества вместе со всеми народами СССР участвуют в создании материально-технической базы коммунизма.

В 60—70-е гг. происходит дальнейшее развитие народного хозяйства Узбекистана и культуры узбекского народа. Создаётся мощная химическая промышленность. За годы послевоенных пятилеток вошли в строй крупнейшие газопроводы Бухара — Урал и Средняя Азия — Центр. Быстрыми темпами растет техническая вооружённость сельского хозяйства. Громадную роль в подъёме хлопководства сыграло широкое развитие ирригации. Высокое звание Героя Социалистического Труда присвоено (на 1 января 1976) 803 гражданам республики. 29 декабря 1972 в ознаменование 50-летия СССР республика награждена орденом Дружбы народов, а 21 октября 1974 в ознаменование 50-летия Узбекской ССР и компартии Узбекистана — орденом Октябрьской Революции.

Древние авторы о Средней Азии (VI в. до н. э. — III в. н. э.). Хрестоматия, Таш., 1940; Малов С. Е., Памятники древнетюркской письменности. Тексты и исследования, М. — Л.,1951; Чехович О. Д., Бухарские документы XIV в,, Таш., 1965; Иванов П. П., Хозяйство джуйбарских шейхов. К истории феодального землевладения в Средней Азии в XVI —XVII вв. (Исследования, тексты, переводы документов), М. — Л., 1954; его же, Архив хивинских ханов. Новые источники для истории Средней Азии XIX в., в сборнике: Записки института востоковедения АН СССР, т. 7, М. — Л., 1939; Кауфман А. А., К вопросу о русской колонизации Туркменского края, СПБ, 1903; Восстание 1916 г. в Средней Азии и Казахстане. Сб. документов, М., 1960; Победа Октябрьской революции в Узбекистане. Сб. документов, т. 1—2, Таш., 1963—72: Хроника событий Великой Октябрьской социалистической революции в Узбекистане (февраль — ноябрь 1917 г.), т. 1—2, Таш., 1962—72; КПСС и Советское правительство об Узбекистане. Сб. документов. (1925—1970), Таш., 1972; Иностранная военная интервенция и гражданская война в Средней Азии и Казахстане. Документы и материалы, т. 1—2, А.-А., 1963—64: История Бухарской Народной Советской Республики. Сб. документов, Таш., 1976; История Хорезмской Народной Советской Республики. Сб. документов, Таш., 1976; Рабочий контроль и национализация промышленности в Туркестане (1917— 1920 гг.). Сб. документов, Таш., 1955; Социалистическое переустройство сельского хозяйства в Узбекистане (1917—1926 гг.). Сб. документов, Таш., 1962; Подготовка условий сплошной коллективизации сельского хозяйства Узбекистана (1927—1929). Сб. документов, Таш., 1961; Народное хозяйство Узбекской ССР за 50 лет. (Сб. статистических материалов), Таш., 1967; Культурное строительство в Туркестанской АССР (1917—1924 гг.). Сб. документов, т. 1, Таш., 1973; Рашид-ад-Дин Фазлаллах, Джама-ат-таварих, т. 1, ч. 1, М., 1965; Наршахий Абу Бакр Мухаммед ибн Жаъфар, Бухоро тарихи, Тош., 1966; Хофиз Танш Бухорий, Абдулланома, ж. 1—2, Тош., 1966—69.
Маркс К., Британское владычество в Индии, Маркс К., Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 9; Энгельс Ф., Продвижение России в Средней Азии, там же, т. 12; его же. Положение дел в России, там же, т. 17; его же, О разложении феодализма и возникновении национальных государств, там же, т. 21; Ленин В. И., О Средней Азии и Казахстане, Таш., 1960.

История Узбекской ССР, т, 1—4, Таш., 1967—68; История Узбекской ССР с древнейших времен до наших дней, Таш., 1974; История Каракалпакской АССР, т. 1—2, Таш., 1974; Бартольд В. В., Соч., т. 1—8, М., 1963—73.

Средняя Азия в эпоху камня и бронзы, М. — Л., 1966; Гулямов Я. Г., История орошения Хорезма с древнейших времен до наших дней, Таш., 1959; Толстов С. П., Древний Хорезм, М., 1948; Ахмедов Б. А., Государство кочевых узбеков, М., 1965; Кадырова Т. К., Из истории крестьянских восстаний в Мавераннахре и Хорасане в VIII — начале IX в., Таш., 1965; Иванов П. П., Очерки по истории Средней Азии (XVI — середина XIX вв.), М., 1958; Мукминова Р. Г., К истории аграрных отношений в Узбекистане XVI в. По материалам «Вакф-намэ». (Исследование, критические тексты, перевод), Таш., 1966.

Рожкова М. К., Экономические связи России со Средней Азией. 40—60 гг. XIX в., М., 1963; Халфин Н. А., Россия и ханства Средней Азии (Первая половина XIX в.), М., 1974; его же. Присоединение Средней Азии к России (60—90-е гг. XIX вв.), М., 1965: Юлдашев А., Аграрные отношения в Туркестане. (Конец XIX — начало XX вв.). Таш., 1969; Садыков А. С., Россия и Хива в конце XIX — начале XX вв., Таш., 1972; Аминов А. М., Экономическое развитие Средней Азии (со второй половины XIX ст. до первой мировой войны), Таш., 1959; Вяткин М, П., Монополистический капитал в Средней Азии, Фр., 1962; Ахмеджанова З. К., К истории строительства железных дорог в Средней Азии (1880—1917), Таш., 1965; Социально-экономическое и политическое положение Узбекистана накануне Октября, Таш., 1973; Кастельская З. Д., Основные предпосылки восстания 1916 года в Узбекистане, М., 1972; Турсунов Х. Т., Восстание 1916 г. в Средней Азии и Казахстане, Таш., 1962.

Рашидов Ш. Р., Знамя дружбы, М., 1967; его же Торжество ленинской национальной политики, Таш., 1974; Ходжаев Ф., Избр. труды, т. 1—3, Таш., 1970—73; Икрамов И., Избр. труды, т. 1—3, Таш., 1972—74; 50 лет Узбекской Советской Социалистической Республики и Коммунистической партии Узбекистана, Таш., 1974; Муминов И. М., Избр. труды, т. 2, Таш., 1970; Исторический опыт строительства социализма в республиках Средней Азии, М., 1968; Уразаев Ш. З., В. И. Ленин и строительство советской государственности в Туркестане, Таш., 1967; Раджабов С. А., В. И. Ленин и современная национальная государственность, Душ., 1970; Агзамходжаев А. А., Образование и развитие Узбекской ССР, Таш., 1971; Алламурадов Д., Исторический опыт Советов Узбекистана в борьбе за победу социализма, Таш., 1974; Мухитдинов М. Х., Ленинские идеи дружбы народов в действии, Таш., 1975; Экономическая история Советского Узбекистана (1917—1965 гг.), Таш., 1966; Ульмасбаев Ш. Н., Слива С. А., Индустриальное развитие Узбекистана за годы Советской власти, Таш., 1966: История народного хозяйства Узбекистана, т. 1, Таш., 1962; История рабочего класса Узбекистана, т. 1—3, Таш., 1964—66; История рабочего класса Советского Узбекистана, Таш., 1974; Осуществление ленинских идей индустриализации в Узбекистане, Таш., 1970; Ризаев Г. Р., Аграрная политика Советской власти в Узбекистане (1917—1965 гг.), Таш., 1967; Торжество ленинских идей культурной революции в Узбекистане, Таш., 1970; Тюриков В. И., Летопись полувека. Хроника культурной жизни Узбекистана (1924—1974), Таш., 1975.

Житов К. Е., Победа Великой Октябрьской социалистической революции в Узбекистане, Таш., 1957; Иноятов Х. Ш., Победа Советской власти в Узбекистане, Таш., 1967; Назаров М. Х., Коммунистическая партия Туркестана во главе зашиты завоеваний Октябрьской революции. (1918—1920 гг.), Таш., 1969; История гражданской войны в Узбекистане, т. 1—2, Таш., 1964—1970; Зевелев А. И., Из истории гражданской войны в Узбекистане, Таш., 1959; Алескеров Ю. Н., Интервенция и гражданская война в Средней Азии, Таш., 1959; Нуруллин Р. А., Советы Туркестанской АССР в период иностранной военной интервенции и гражданской войны, Таш., 1965; Ишанов А. И., Бухарская Народная Советская Республика, Таш., 1968; Мухаммедбердыев К., Коммунистическая партия в борьбе за победу народной Советской революции Хорезма, Аш., 1959; Мусаев М. М., Коммунистическая партия Узбекистана в период упрочения и развития социалистического общества в СССР, Таш., 1968; Гентшке П. В., Компартия и рабочий класс Узбекистана в борьбе за социализм (1926—1932 гг.), Таш., 1973; Хакимов М. Х., Развитие национальной государственности в Узбекистане в период перехода к социализму. Основные проблемы, Таш., 1965; Каримов Р. Х., Узбекистан в период восстановления народного хозяйства СССР (1921—1925), Таш., 1974; Алламурадов Д., Советы в борьбе за победу социализма в Узбекистане (1924—1937 гг.), Таш., 1970; Оронюк Б. Л., Помощь Советского государства Узбекистану в создании фундамента социалистической экономики, Таш., 1975; Шукурова Х. С., Социализм и женщина Узбекистана, Таш., 1970; Аминова Р. Х., Октябрь и решение женского вопроса в Узбекистане, Таш., 1975; её же, Аграрная политика Советской власти в Узбекистане (1917—1920 гг.), Таш., 1963; её же, Аграрные преобразования в Узбекистане в годы перехода Советского государства к нэпу, Таш., 1965; её же, Аграрные преобразования в Узбекистане накануне сплошной коллективизации (1925—1929 гг.), Таш., 1969; Кулакова Л. З., Земельно-водная реформа в Узбекистане (1925—1929 гг.), Фр., 1967; Ибрагимова А. Ю., Победа ленинского кооперативного плана в Узбекистане (1929—1933), Таш., 1969; Непомнин В. Я., Исторический опыт строительства социализма в Узбекистане (1917—1937), Таш., 1960; его же, Историография общественных наук в Узбекистане. Библиогр. очерки (кн. 1), Таш., 1974; Ахунова М. А., Лунин Б. В., История исторической науки в Узбекистане. Краткий очерк, Таш., 1970; Вяткин М. П., Социально-экономическое развитие Средней Азии. Историографич. очерк. 1865—1965, Фр., 1974; Желтова Г. И., Социалистическое строительство в Узбекистане (20—30-е гг.). Историографический очерк, Таш., 1975; Иноятов Х. Ш., Ленинская национальная политика в действии. Ответ идеологам антикоммунизма, извращающим исторический опыт строительства социализма в республиках Средней Азии и Казахстане, Таш., 1973; его же, Против фальсификации истории победы Советской власти в Средней Азии и Казахстане, Таш., 1976; История Узбекистана. Указатель советской литературы. 1917—1952 гг. (сост. Авшарова М. П., Алашникова А. И., Кейзер С. И.), ч. 1—2, Таш., 1968—69.

VI. Коммунистическая партия Узбекистана.

Коммунистическая партия Узбекистана — составная часть КПСС. Первые социал-демократические кружки и группы в Узбекистане были созданы в 1904—05 в Ташкенте, Самарканде, Коканде, Новом Маргелане (Фергана), Чарджуе под руководством ссыльных социал-демократов А. Р. Бахирева, В. Д. Корнюшина, К. Д. Литвишко, М. В. Морозова, А. В. Худаша и др. Активную роль в создании первых социал-демократических групп в Туркестане сыграли организации РСДРП промышленных районов России и, в частности, Бакинский комитет РСДРП. Во время Революции 1905—07 социал-демократические комитеты в Туркестане вели пропаганду среди рабочих и солдат, руководили стачками и др. В феврале 1906 в Ташкенте состоялась 1-я Туркестанская конференция РСДРП, объединившая социал-демократию края в «Союз туркестанских организаций РСДРП». Туркестанские социал-демократы поддерживали постоянные связи с ЦК РСДРП, их представители участвовали в работе 4-го съезда РСДРП (1906). В годы реакции 1907—1910 социал-демократические организации были разгромлены; большевики продолжали работу в подполье, которая усилилась с приездом в Туркестан большевиков В. П. Вахнина, Д. В. Полуяна, В. В. и П. Ф. Сахаровых, В. Н. Финкельштейна, И. Т. Фиолетова, Н. В. Шумилова и др. После Февральской революции 1917 года в крае восстанавливались и вновь создавались объединённые организации РСДРП, большую работу в которых вели большевики Е. А. Бабушкин, В. П. Билик, Ф. Д. Дунаев, В. С. Ляпин, А. А. Казаков, П. Г. Полторацкий, А. Ф. Солькин, М. П. Сорокин, В. Д. Фигельский, А. И. Фролов и др., представители местных национальностей А. Абдурашидов, А. Бабаджанов, Дж. Камалов, Н. Халмухамедов и др. В период подготовки социалистической революции произошло организационное размежевание между большевиками и меньшевиками. Возникли самостоятельные большевистские организации, обеспечившие подготовку и победу Октябрьской революции 1917 в Туркестане. В июне 1918 на 1-м съезде большевистских организаций края оформилась КП Туркестана, сыгравшая большую роль в создании компартий Бухары и Хорезма. В укреплении и росте коммунистических организаций Средней Азии решающее значение имело руководство ЦК РКП (б), Турккомиссии ВЦИК и СНК РСФСР, Туркбюро ЦК РКП (б) и Средазбюро ЦК ВКП (б). Большую работу вели в Туркестане В. В. Куйбышев, Я. Э. Рудзутак, М. В. Фрунзе, Ш. З. Элиава, местные работники — Ю. Ахунбабаев, А. Икрамов, Т. Рыскулов, Н. Тюрякулов, Ф. Ходжаев и др.

В связи с национально-государственным размежеванием советских республик Средней Азии в 1924 Политбюро ЦК РКП (б) приняло решение о создании (на базе компартий Туркестана, Бухары и Хорезма) компартий Узбекистана, Туркменистана, областной партийной организаций Таджикистана, Киргизии и Каракалпакии. В октябре 1924 было создано Оргбюро КП (б) Узбекистана, подготовившее созыв учредительного съезда КП (б) Узбекистана, состоявшегося 6—12 февраля 1925 в Бухаре и оформившего создание партии. КП (б) Узбекистана идейно и организационно укреплялась в борьбе против троцкизма, национал-уклонизма, за торжество принципов пролетарского интернационализма. В улучшении работы КП (б) Узбекистана важную роль сыграло постановление ЦК ВКП (б) о деятельности партийной организации Узбекистана 25 мая 1929.

КП (б) Узбекистана мобилизовала трудящиеся массы на укрепление Советской власти, борьбу с басмачеством и местными феодалами, на осуществление социалистической индустриализации, коллективизации сельского хозяйства, проведение культурной революции. Большая работа была проделана коммунистами Узбекистана по раскрепощению женщин-узбечек и вовлечению их в трудовую и общественную жизнь республики.

В годы Великой Отечественной войны 1941—1945 КП (б) Узбекистана развернула интенсивную хозяйственно-организаторскую и политическую деятельность по мобилизации всех экономических и людских ресурсов Узбекистана на разгром немецко-фашистских захватчиков. Около 50% состава КП (б) Узбекистана ушли на фронт. Особое внимание КП (б) Узбекистан уделяла быстрейшему вводу в действие промышленных предприятий, эвакуированных из прифронтовых районов в Узбекистане. Очень важным мероприятием была организация размещения свыше 1 млн. чел., эвакуированных из западных областей СССР, в том числе около 200 тыс. детей.

После победоносного завершения войны КП (б) Узбекистана направила усилия на перевод народного хозяйства на мирные рельсы, его дальнейшее развитие. КП (б) Узбекистан осуществила ряд мер по оказанию помощи в восстановлении экономики районов СССР, разрушенных фашистскими оккупантами. КП Узбекистана возглавила борьбу трудящихся республики за завершение построения социализма и создание развитого социалистического общества. Трудящиеся Узбекистана во главе с КП Узбекистана добились значительных успехов в развитии производительных сил республики и повышении народного благосостояния. Эти успехи явились одним из примеров практической реализации ленинской национальной политики КПСС. Совершенствовались формы и методы партийной работы, повысилась авангардная роль членов партии на всех участках коммунистического строительства. Существенно улучшилась работа по росту рядов КП Узбекистана. На февраль 1976 в рядах КП Узбекистана было 489 050 коммунистов, из которых более 73% работали в сфере материального производства, 61,9% составляли представители рабочего класса и колхозного крестьянства. В 1976 имелось 12 обкомов, 26 горкомов, 9 городских и 134 сельских райкома КП Узбекистана, 7 парткомов с правами райкомов партии, более 15,8 тыс. первичных партийных организаций. В рядах КП Узбекистана представители около 90 национальностей и народностей, проживающих на территории Узбекистана. КП Узбекистана, организационно и идейно закалённая, сплочённая вокруг ЦК КПСС, обеспечивает успешное выполнение задач коммунистического строительства.

Табл. 3. Динамика численного состава КП Узбекистана (на январь).
Год оценки и переписи населения Численность населения, тыс. чел. В том числе В % ко всему населению
городского сельского городского сельского
1913 (оценка на конец года) 4334 1060 3274 24,5 75,5
1926 (по переписи на 17 декабря) 4621 1012 3609 21,9 78,1
1940 (оценка на 1 января) 6551 1606 4945 24,5 75,5
1959 (по переписи на 15 января) 8119 2729 5390 33,6 66,4
1970 (по переписи на 15 января) 11800 4322 7478 36,6 63,4
1976 (оценка на 1 января) 14079 5484 8595 38,9 61,1
Даты съездов КП Узбекистана.
Съезды Дата проведения Год
1-й съезд 6—12 февраля 1925
2-й съезд 22—30 ноября 1925
3-й съезд 16—24 ноября 1927
4-й съезд 17 февраля—2 марта 1929
5-й съезд 4—13 июня 1930
6-й съезд 10—17 января 1934
7-й съезд 10—17 июня 1937
8-й съезд 1—9 июля 1938
9-й съезд 12—16 марта 1940
10-й съезд 1—4 марта 1949
11-й съезд 20—23 сентября 1952
12-й съезд 15—17февраля 1954
13-й съезд 26—28 января 1956
14-й съезд (внеочередной) 7—8 января 1959
15-й съезд (внеочередной) 10—12 февраля 1960
16-й съезд 25—27 сентября 1961
КПСС и Советское правительство об Узбекистане. Сб. документов (1925—1970 гг.), Таш., 1972; Коммунистическая партия Узбекистана в резолюциях и постановлениях съездов, 2 изд., Таш., 1968; Коммунистическая партия Туркестана и Узбекистана в цифрах. (Сб. статистических материалов). 1918—1967 гг., Таш., 1968; Очерки истории Коммунистической партии Узбекистана, Таш., 1974: Великая сила дружбы народов. Сб. ст., Таш., 1973; Дальнейшее идейно-организационное укрепление Компартии Узбекистана, Таш., 1976.

VII. Ленинский Коммунистический Союз Молодёжи Узбекистана.

ЛКСМ Узбекистана — составная часть ВЛКСМ. Первые революционные союзы трудящейся молодёжи Узбекистана были созданы в 1917—18 году в Ташкенте, Самарканде, Коканде, Андижане по инициативе большевистских организаций. В апреле 1919 года Социалистический союз трудящейся молодёжи Ташкента был переименован в Коммунистический союз молодёжи, принят его Устав. Первые коммунистические молодёжные организации создавались при организационной помощи ЦК РКП (б), ЦК РКСМ и крайкома компартии Туркестана. В январе 1920 в Ташкенте на 1-м съезде комсомольских организаций Туркестана был создан Коммунистический союз молодёжи Туркестана. В связи с образованием Узбекской ССР (1924) в Самарканде состоялся 1-й учредительный съезд ЛКСМ Узбекистана (5—8 апреля 1925).

Комсомольцы Узбекистана участвовали в боях за Советскую власть в годы Гражданской войны и борьбы с басмачеством. Помощником партии выступал комсомол Узбекистана в укреплении органов Советской власти, в проведении земельно-водной реформы, ликвидации неграмотности населения, раскрепощении женщины (только в 1928 по путёвкам ЛКСМ Узбекистана было направлено на учёбу в техникумы и спецшколы более 800 девушек-узбечек). В 1925 из 11 430 промышленных рабочих Узбекистана 6690 были комсомольцы. За успехи в социалистическом строительстве ЛКСМ Узбекистана в 1928 был награжден орденом Трудового Красного Знамени Узбекской ССР. В годы первых пятилеток комсомольцы участвовали в индустриализации и коллективизации сельского хозяйства, в осуществлении культурной революции.

В период Великой Отечественной войны 1941—45 в Советскую Армию было мобилизовано более половины всей организации ЛКСМ Узбекистана (221,5 тыс. чел.). Звания Героя Советского Союза были удостоены воспитанники комсомола Дж. Каракулов, К. Пулатов, Е. Стемпковская, К. Суюнов, М. Тапывалдыев, В. Шаландин и др. За годы войны в ряды ЛКСМ вступило 190 тыс. чел., свыше 14 тыс. комсомольцев Узбекистана стали членами партии. В 1944 на полях работали 7357 комсомольско-молодёжных хлопководческих фронтовых бригад и звеньев. Комсомольцы возглавляли 1275 колхозов.

В послевоенные годы ЛКСМ Узбекистана участвовал в строительстве всех крупных промышленных объектов, в развитии сельского хозяйства. В 1949 20 тыс. юношей и девушек поехали на освоение Голодной степи. В 9-й пятилетке (1971—75) ЛКСМ Узбекистана шефствовал над 15 всесоюзными и республиканскими ударными комсомольскими стройками в Узбекистане: Бухарским хлопчатобумажным комбинатом, газопроводами Средняя Азия — Центр, Бухара — Урал, Ташкентским метро, Андижанским и Туямуюнским водохранилищами и др. С 1959 ЛКСМ Узбекистана шефствует над внедрением комплексной механизации в хлопководстве. ЛКСМ Узбекистана ведёт большую работу по коммунистическому воспитанию молодёжи. В ходе Ленинского зачёта «Решения 24-го съезда КПСС — в жизнь!» за 1971—74 2 млн. юношей и девушек сдали экзамены на гражданскую зрелость. Важной формой трудового воспитания молодёжи стали студенческие строительные отряды; за 1964—1974 в их рядах было 122 тыс. чел., освоивших 125 млн. руб. капиталовложений. Комсомольцы Узбекистана объединены в 12 областных, 165 городских и сельских районных, 19 042 первичных организациях. За активное участие в коммунистическом строительстве ЛКСМ Узбекистана в 1975 награжден орденом Ленина.

Табл. 4. Динамика численного состава ЛКСМ Узбекистана (на январь).
Год Членов ЛКСМ Узбекистана Год Членов ЛКСМ Узбекистана
1925 30201 1956 580833
1932 175000 1970 990279
1940 387895 1976 (февр.) 1630000
Даты съездов ЛКСМ Узбекистана.
Съезд Дата проведения Год проведения
1-й съезд 5—8 апреля 1925
2-й съезд 25 февраля — 3 марта 1926
3-й съезд 6—12 апреля 1928
4-й съезд 25 мая — 2 июня 1929
5-й съезд 3—11 декабря 1930
6-й съезд 26 мая — 1июня 1932
7-й съезд 6—23 февраля 1936
8-й съезд 20—28 октября 1937
9-й съезд 13—21 февраля 1939
10-й съезд 26—29 декабря 1940
11-й съезд 30 января — 3 февраля 1947
12-й съезд 10—12 января 1949
13-й съезд 26—27 января 1952
14-й съезд 23 января 1954
15-й съезд 20—23 января 1956
16-й съезд 3 марта 1958
17-й съезд 28 марта 1962
18-й съезд 15—16 марта 1966
19-й съезд 3—4 марта 1970
20-й съезд 1 марта 1974
Комсомол Узбекистана от съезда к съезду, Таш., 1974; Юность моя, комсомол! Очерки истории комсомола Узбекистана, Таш., 1969; Хамидходжаев А., Очерки истории комсомола Средней Азии, Таш., 1968.

VIII. Профессиональные союзы.

Профсоюзы Узбекистана — составная часть профсоюзов СССР. Первые профсоюзы в Туркестане (на территории современного Узбекистана) были созданы в период Революции 1905—07 года туркестанскими железнодорожниками. После поражения революции эти союзы были разгромлены; возродились в феврале 1917 году. Массовое создание профсоюзов началось после победы Октябрьской революции 1917 года. В годы Гражданской войны 1918—20 годов профсоюзы Узбекистана способствовали мобилизации трудящихся на борьбу с белогвардейцами и басмачами, участвовали в формировании частей Красной Армии и добровольческих отрядов. 21 марта 1925 года в Ташкенте состоялся Учредительный съезд профсоюзов Узбекистана. К этому времени они насчитывали свыше 90 тысяч членов. В их составе были рабочие, служащие, мелкие кустари и батраки. В годы социалистического строительства профсоюзы Узбекистана под руководством партийных организаций участвовали в проведении социалистических преобразований, индустриализации страны, коллективизации сельского хозяйства, в осуществлении культурной революции. Профсоюзы вели значительную работу по подготовке и воспитанию национальных кадров рабочего класса, интеллигенции, раскрепощению женщин-узбечек и вовлечению их в общественное производство, в управление государством. Профсоюзы выступали организаторами социалистического соревнования, ударничества, стахановского движения. В годы Великой Отечественной войны 1941—1945 годов профсоюзы Узбекистана сыграли важную роль в переводе хозяйства на военные рельсы, в расширении военного производства, приёме и пуске эвакуированных в Узбекистан промышленных предприятий, и устройстве эвакуированных советских людей.

В послевоенный период профсоюзы участвовали в дальнейшем развитии экономики и культуры республики, возглавили социалистическое соревнование, движение за коммунистическое отношение к труду; боролись за повышение производительности труда, выступали организаторами рационализаторства и изобретательства. Профсоюзы Узбекистана осуществляют функции государственного и общественного контроля за охраной труда, техникой безопасности, соблюдением трудового законодательства. Они проявляют заботу об улучшении условий труда и отдыха рабочих, служащих и работников сельского хозяйства, проводят большую работу по коммунистическому воспитанию трудящихся. На 1 января 1975 года в социалистическом соревновании участвовало 89% рабочих и служащих У. Около 182 тысяч человек, в том числе свыше 133 тысяч рабочих, входят в состав 5167 постоянно действующих производственных совещаний. Свыше 110 тысяч рабочих, инженерно-технических работников и служащих республики — член Всесоюзного общества изобретателей и рационализаторов. В ноябре 1948 года на 1-й межсоюзной конференции избран Узбекский республиканский совет профсоюзов. В 1976 году в Узбекистане насчитывалось свыше 3,6 млн. членов профсоюзов, объединённых в 19 отраслевых профсоюзах. На 1 января 1976 года профсоюзы республики имели 743 клуба, дома и дворца культуры, 950 массовых библиотек, 1361 киноустановку, 11402 красных уголка, 262 народных университета, 9357 кружков художественной самодеятельности, 6 добровольных спортивных обществ. Бюджет государственного социального страхования составил в 1974 свыше 500 млн. руб. Профсоюзы Узбекистана поддерживают связи с профсоюзными организациями ряда зарубежных стран.

Гентшке Л. В., Исторический опыт участия профсоюзов Узбекистана в социалистическом строительстве, Таш., 1966; Профессиональные союзы Узбекистана в цифрах (1961—1970 гг.), Таш., 1972; Совет давлати фаолиятида касаба союзларининг иштироки, Тош., 1973.

IX. Народное хозяйство.

Узбекская ССР. Экономическая карта.

Узбекская ССР. Экономическая карта.

Общая характеристика.

Современный Узбекистан — республика многоотраслевой индустрии и высокоразвитого сельского хозяйства. В 1974 году 67,4% валового общественного продукта давали промышленность и строительство, 22,8% сельское хозяйство, 3,1% транспорт и связь, 6,7% торговля, заготовки, материально-техническое снабжение и др. Объём капиталовложений в народное хозяйство за 1924—74 годы составил 45,8 млрд. рублей. Узбекистан — район растущей тяжёлой промышленности, а также развитой лёгкой и пищевой промышленности, самая мощная в СССР хлопковая база. Общесоюзное значение также имеют шелководство, каракулеводство, плодоводство, виноградарство, овощеводство. В общесоюзном территориальном разделении труда Узбекистан занимает: 1-е место по производству хлопка-волокна, шёлка-сырца, стебля кенафа, каракуля, хлопкоуборочных машин, хлопкоочистителей, тракторных хлопковых сеялок, хлопкоочистительного оборудования, ровничных машин; 2-е по выпуску прядильных машин; 3-е по производству мостовых электрических кранов, хлопчатобумажных, шёлковых тканей, растительного масла, риса, овощей; 4-е по добыче природного газа.

В Узбекистане сформировался ряд крупных межотраслевых производственных комплексов: хлопковый (включает различные отрасли земледелия и животноводства, а также перерабатывающую промышленность); цветной металлургии; топливно-энергохимический; машиностроения и металлообработки; промышленности стройматериалов и строительной индустрии; по производству предметов потребления и продуктов питания и др. Формирование и развитие этих комплексов способствует специализации производства, совершенствованию рационального размещения производительных сил республики. Узбекистан имеет развитые экономические связи со всеми союзными республиками, но особенно тесные с другими республиками Средней Азии, Казахстаном и районами Сибири. Узбекистан получает из других союзных республик чёрные металлы, нефтепродукты, машины и оборудование, лесоматериалы, минеральные удобрения, хлеб, предметы народного потребления и др. В свою очередь Узбекистан поставляет в другие районы золото, цветные металлы, машины, оборудование, природный газ, мрамор, хлопок-волокно, шёлк-сырец, шерсть, каракуль, ткани, растительное масло, овощи, фрукты, виноград и др. Продукция предприятий Узбекистана экспортируется во многие зарубежные страны.

Промышленность.

Объём промышленной продукции в 1975 году по сравнению с 1913 возрос в 61 раз, а по сравнению с 1940 в 13 раз. Производительность труда в промышленности за 1941—75 годы выросла в 3,9 раза. Распределение по отраслям промышленности промышленно-производственных основных фондов (на 1 января 1976, в % к итогу): электроэнергетика 20,6, топливная промышленность 8,7, чёрная и цветная металлургия 8,9, химическая и нефтехимическая (включая химико-фармацевтическую промышленность) 11,3, машиностроение и металлообработка 15,1, промышленность стройматериалов 10,7, лёгкая 10,1, пищевая 7,3. Рост продукции промышленности по отраслям приведён в табл. 5; производство отдельных видов промышленной продукции дано в табл. 6. Существенные изменения произошли в территориальном размещении промышленности. В 1913 около 70% всех промышленных предприятий находилось в Ферганской долине; ныне главным индустриальным районом стал Ташкент и Ташкентская область. Созданы мощные промышленные узлы в Самаркандской и Бухарской областях, построены предприятия в южных районах и низовьях Амударьи. Значительное место в промышленности занимают отрасли тяжёлой индустрии.

Табл. 5. Темпы роста продукции промышленности по отраслям (1940 = 1)
Промышленные отрасли 1950 1965 1970 1975
Вся промышленность 1,8 6,3 8,5 13
Электроэнергетика 6,3 40 70 126
Топливная 7,7 37 58 86
Машиностроение и металлообработка 6,7 61 91 161
Стройматериалов 1,6 19 34 52
Лёгкая 1,2 2,8 3,3 4,4
Пищевая 09 2,4 2,9 4,3
Табл. 6. Производство основных видов промышленной продукции.
Основные виды промышленной продукции 1913 1940 1950 1960 1970 7975
Электроэнергия, млрд. квт×ч 0,003 0,5 2,7 5,9 18,3 33,6
Нефть, тыс. т 13,2 119 1342 1603 1805 1352
Газ, м 3 0,7 52,2 447 32094 37211
Угль, тыс. т 3,4 1475 3410 3747 5263
Сталь, тыс. т 11,4 119 297 389 409
Прокат чёрных металлов, тыс. т 76 192 321,8 354,8
Минеральные удобрения (в условных единицах), тыс. т 1,6 522 1121 4091 6132
Тракторные прицепы, тыс. шт 6,4 38,5 34,9
Тракторы, тыс. шт 8 21,1 23,0
Хлопкоуборочные машины (вфизических единицах), шт 5 4641 3184 5921 7572
Тракторные хлопковые сеялки, тыс. шт 0,5 4,8 4,7 8,0 7,2
Тракторные культиваторы, тыс. шт 1,9 7,8 10,0 20,1 23,7
Компрессоры, шт 543 696 2448 5458
Прядильные машины, шт 870 419 811 1460
Ровничные машины, шт 382 768 457 710
Экскаваторы, шт 134 700 1025 1382
Краны мостовые электрические, шт 199 670 871 1247
Центробежные насосы, тыс. шт 1,3 5,4 12 11
Бронекабель, тыс. км 2 6 14 18,7
Газовые плиты, тыс. шт 42,5 282,1 283,6
Холодильники бытовые, тыс. шт 6,5 57,2 103
Цемент, тыс. т 267 356 1190 3196 3536
Сборные железобетонные конструкции и детали, тыс. м 3 изделий 539 2871 3899
Кирпич строительный, млн. шт 77 302 308 1209 1530 1723
Хлопок-волокно, тыс. т 178 534 650 1064 1384 1659
Шёлк-сырец, т 693 762 856 1172 1399
Ткани хлопчато-бумажные, млн. м 107 161 235 210 223
Ткани шёлковые, млн. м 5 9 24 50 94
Чулочно-носочные изделия, млн. пар 8,6 7,8 17,0 30,1 36,6
Трикотаж, млн. шт 3,5 9,0 11,7 32,4 43,0
Кожаная обувь, млн. пар 3,8 4,4 11,4 18,4 25,0
Мясо (включая субпродукты 1 категории), тыс. т 27 31 97 94 147
Масло животное, тыс. т 1,0 2,5 8,2 6,4 8,6
Масло растительное, тыс. т 65 142 152 258 294 431
Консервы, млн. условных банок 0,2 39 73 178 334 538
Вино виноградное, млн. дал 0,5 1,9 11,4 3,1 7,9 11,1

Быстрыми темпами развивается электроэнергетика. В 1913 на территории Узбекистана имелось 6 электростанций общей мощностью 3 Мвт. Первая ГЭС — Бозсуйская (около Ташкента) дала ток в 1926; большое строительство ГЭС развернулось в годы первых пятилеток, особенно в Ташкентской области, где был создан Чирчик-Бозсуйский каскад. Сооружались и тепловые электростанции, наиболее крупные — Кувасайская ГРЭС (мощность 36 Мвт) и Ташкентская ТЭЦ (43,5 Мвт). В 1948 на р. Сырдарье была введена в строй Фархадская ГЭС (126 Мвт). В 1963 дала ток Ташкентская ГРЭС, мощность которой доведена до проектной — 1920 Мвт, построены электростанции — Ангренская (612 Мвт), Навоийская (830 Мвт), Тахиаташская ГРЭС, Чарвакская ГЭС (600 Мвт). Ускоренными темпами строится Сырдарьинская ГРЭС (проектная мощность 4400 Мвт), первые её четыре агрегата уже дают ток. В 1975 году общая мощность электростанций Узбекистана достигла 6,7 Гвт. В производстве электроэнергии быстро возрастает значение тепловых электростанций (главным образом на природном газе) и снижается удельный вес электроэнергии, вырабатываемой ГЭС: в 1960 54% электроэнергии было произведено на ГЭС, а в 1975—8%.

Главное место в топливном балансе республики занимает газ (более 70%). Основные районы газодобывающей промышленности — Бухарская (в 1975 добыто 28,9 млрд. м 3 газа) и Кашкадарьинская (7,7 млрд. м 3) области. В Бухарской области действует одно из крупнейших месторождений в стране — Газли; газ добывается также в Ферганской, Сурхандарьинской и Андижанской областях. Транспортировка его производится по газопроводным системам. Основные нефтяные районы — ферганская долина и Бухарская область. Ферганская нефть лёгкая, с высоким содержанием парафина, бензина и масляных фракций; перерабатывают её на заводах Ферганском и Алтыарыкском. Нефть добывают также на юге Узбекистана — в бассейне Сурхандарьи и Кашкадарьи. Добыча угля в промышленных масштабах начата в годы Великой Отечественной войны 1941—45 на базе Ангренского буроугольного месторождения, уголь здесь залегает мощными пластами близко к поверхности, что даёт возможность добывать его в основном открытым способом. Работает опытная подземная станция газификации угля. В 50-х годах началась добыча угля на Шаргунском каменноугольном месторождении в Сурхандарьинской области.

Чёрная металлургия представлена Узбекским металлургическим заводом (Бекабад), который работает на металлическом ломе; выпускает сталь и прокат. Цветная металлургия является одной из ведущих отраслей и имеет общесоюзное значение. К числу крупнейших предприятий принадлежат, в частности, Алмалыкский горно-металлургический комбинат, Узбекский комбинат тугоплавких и жаропрочных металлов (Чирчик), комбинат «Узбекзолото» и др. В республике добываются различные руды цветных металлов, производятся концентраты, металлы и некоторые виды цветного проката.

К концу 60-х годов Узбекистан стал одним из крупных центров химической промышленности, которая использует природный газ, нефть, уголь, известняки, серу, отходы цветной металлургии, а также отходы переработки хлопка-сырца. Особенно развито производство минеральных удобрений для хлопководства [Чирчикский электрохимический комбинат (азотные удобрения), заводы Кокандский, Самаркандский суперфосфатные, Ферганский азотных удобрений, Алмалыкский аммофосный, Навоийский химкомбинат]. По производству минеральных удобрений Узбекистан занимает 4-е место в СССР (после РСФСР, УССР и БССР). Имеются предприятия гидролизной промышленности (Андижан, Фергана, Янгиюль), по производству химических волокон и нитей (Фергана), лакокрасочной продукции (Ташкент), изделий из пластмасс (Ташкент, Ахангаран, Джизак), резиновой обуви.

В Узбекистане сформировалась многоотраслевая машиностроительная промышленность; её развитие постоянно осуществляется опережающими темпами по сравнению с темпом роста всей промышленности. В отрасли насчитывается около 230 промышленных предприятий. Главные отрасли машиностроения обслуживают хлопководство и промышленность, перерабатывающую хлопок. Сельскохозяйственное машиностроение представлено заводами «Ташсельмаш», «Узбексельмаш», «Чирчикссльмаш», Ташкентским тракторным, «Ташхимсельмаш» и др.; электротехническая промышленность — «Ташкенткабель», Ташкентским электротехническим, «Ташэлектромаш», «Кокандэлектромаш», андижанскими «Электроаппарат» и «Электродвигатель», Чирчикским и Наманганским трансформаторными. Предприятия, выпускающие оборудование для легкой и пищевой промышленности и бытовые приборы: заводы «Таштекстильмаш», «Кокандтекстильмаш», Ташкентский машиностроительный, «Узбекхлопкомаш», Андижанский «Коммунар», «Каттакурганхлопкомаш», «Самаркандхлопкомаш», Ташкентский и Самаркандский заводы холодильников. Развиваются станкостроение и инструментальная промышленность, транспортное машиностроение (Ташкентские авиационный и тепловозоремонтный заводы и др.), приборостроение, строительно-дорожное и коммунальное машиностроение (заводы Ташкентский экскаваторный, Андижанский машиностроительный и «Андижанирмаш», Самаркандский лифтостроительный) и др.

Промышленность стройматериалов использует местное сырьё; её предприятия вырабатывают цемент, кирпич, известь, асбоцементные трубы, шифер, керамику, стеновые материалы, железобетонные конструкции, сантехнические изделия, изделия из пластмасс, минеральной ваты и др. Основные центры: Бекабад, Кувасай, Ангрен, Ахангаран, Навои, Ташкент.

Из лёгкой промышленности выделяются хлопкоочистительная, текстильная, трикотажная, швейная, кожевенно-обувная отрасли. Имеется более 100 хлопкоочистительных предприятий, которые размещены в хлопкосеющих районах (наиболее крупные — заводы Янгиюльский, Андижанский, Ташлакский, Бухарский, Каттакурганский). В долине Чирчика первичная обработка лубяных культур. Крупные предприятия текстильной промышленности — Ташкентский и Ферганский текстильные комбинаты, Кокандский чулочно-прядильный комбинат и Наманганский комбинат шёлковых тканей. В 1973 году вошла в строй первая очередь крупного Бухарского хлопчатобумажного комбината. В Узбекистане организовано и быстро растет производство нетканых материалов. В шёлковой промышленности особенно значителен Маргиланский комбинат. В Коканде, Фергане — кожевенные заводы.

Пищевая промышленность включает маслобойно-жировую, маслосыродельную и молочную, мясную, винодельческую, плодоовощную и другие отрасли. Маслобойно-жировая отрасль обеспечивает 12,9% (1975) союзного производства растительного масла. Самые крупные предприятия этой отрасли находятся в Фергане, Андижане, Каттакургане, Янгиюле, Ленинске, Коканде, Намангане. Значительную долю общесоюзного производства составляет продукция консервной промышленности; крупные консервные и фруктоперерабатывающие предприятия построены в Ташкенте, Самарканде, Янгиюле, Фергане, Намангане, Андижане, Шахрисабзе. В Муйнаке — рыбный комбинат. Имеются 21 винодельческий завод (Ташкент, Самарканд, Китаб и др.), завод шампанских вин (Ташкент) и другие предприятия.

Сельское хозяйство.

За годы Советской власти превратилось в высокомеханизированную интенсивную отрасль. Общая площадь земель, находящихся в пользовании сельскохозяйственных предприятий и хозяйств, 32,5 млн. га (1975), из них сельхоз угодий 25,5 млн. га, в том числе 3,8 млн. га занимает пашня, 21,4 млн. га — сенокосы и пастбища, свыше 0,2 млн. га — сады, виноградники и другие многолетние насаждения. На конец 1975 года было 572 совхоза и 953 колхоза. В 1975 году в сельском хозяйстве работало 148 тысяч тракторов (в физических единицах; 23 тыс. в 1940), 28,7 тыс. хлопкоуборочных машин, 6,8 тыс. зерноуборочных комбайнов, 46,1 тыс. грузовых автомобилей (5,9 тыс. в 1940) и много другой техники. Энергетические мощности сельского хозяйства в 1975 составили 16 818 тыс. л. с. Потребление электроэнергии в сельском хозяйстве выросло с 869 млн. квт×ч в 1965 до 3847 млн. квт×ч в 1975. Усиливается химизация сельского хозяйства. Поставка минеральных удобрений сельскому хозяйству выросла с 2548 тыс. т в 1965 до 4375 тыс. т в 1975, кормовых фосфатов с 2,2 тыс. т до 9 тыс. т. За 1924—75 на укрепление материально-технической базы сельского хозяйства направлено 16,1 млрд. руб., в том числе в водохозяйственное строительство 7,2 млрд. руб. В валовой продукции сельского хозяйства в 1975 на продукцию земледелия приходилось 75%, на продукцию животноводства 25%.

Основа сельхоз производства — поливное земледелие, поэтому в Узбекистане большое внимание уделяется водохозяйственному строительству. За годы Советской власти, кроме реконструкции старых ирригационных сооружений, построено много новых; наиболее крупные каналы: Большой Ферганский канал им. У. Юсупова, Аму-Бухарский, Эскианхор, Северный Ферганский, Южно-Голодностепский, Большой Андижанский, им. Кирова, им. Ленина, Каршинский; водохранилища: Каттакурганское, Южно-Сурханское, Чимкурганское, Куюмазарское, Пачкамарское, Тюябугузское, Чарвакское. В Узбекистане сосредоточено 22% орошаемых земель СССР (в 1974 в колхозах, совхозах и др. государственных хозяйствах орошалось 2915 тыс. га). Площадь машинного орошения — свыше 700 тыс. га (1974). Посевная площадь в 1975 по сравнению с 1913 увеличилась более чем на 1,5 млн. га (см. табл. 7); изменилась её структура. В 1913 в посевах зерновые занимали 70%, в 1975 —30,2%, а удельный вес технических культур повысился с 20,2% до 48,4%.

Табл. 7. Посевные площади, тыс. га.
Посевные площади 1913 1940 1950 1960 1970 1975
Вся посевная площадь 2188,7 3036,5 2803,7 3038,3 3476,0 3722,6
Зерновые культуры 1539,4 1479,7 1102,0 894,8 1159,8 1123,8
В том числе:
пшеница 932,2 1012,3 782,7 512,4 663,6 513,8
рис 161,1 83,1 52,8 31,2 63,3 66,0
кукуруза на зерно 38,2 17,3 25,1 30,8 24,6 93,6
Технические культуры 441,6 1022,6 1231,7 1427,9 1740,6 1799,9
В том числе:
хлопчатник 424,6 923,5 1098,1 1389,6 1709,2 1772,9
кенаф и джут 9,7 18,2 19,9 21,2 15,7
Табак 2,7 5,7 5,6 7,7 9,1
Картофель 6,5 23,5 16,2 28,1 21,2 25,3
Овоще-бахчевые культуры 35,1 63,8 44,8 80,8 102,6 137,2
Кормовые культуры 163,3 446,9 409,0 606,7 451,8 636,4

Основная специализация сельского хозяйства — хлопководство. На Узбекистан приходится свыше 64% (1975) общесоюзного сбора хлопка-сырца. За 1966—70 среднегодовой сбор хлопка-сырца составил 3982 тысяч тон, за 1971—75—4895 тысяч тон. Предусматривается увеличение сбора хлопка-сырца до 6,5—7 млн. тон. Урожайность хлопчатника выросла с 12,2 ц с 1 га в 1913 до 28,3 ц с 1 га в 1975. Посевы его сосредоточены в Ферганской, Чирчик-Ахангаранской, Зеравшанской и Сурхандарьинской долинах. Созданы новые крупные районы хлопководства в Голодной степи, низовьях Амударьи, Сурхан-Шерабадской степи, Центральной Фергане; ведутся работы по освоению Каршинской степи. Из других технических культур выращивают кенаф (100% общесоюзного производства, 1975) — в Ташкентской области, табак — преимущественно в Ургутском районе Самаркандской области, сахарный тростник — в Денауском районе Сурхандарьинской области. Из зерновых культур на богарных землях (в Самаркандской, Кашкадарьинской, Джизакской и др. областях) сеют пшеницу, ячмень, на поливных — рис (свыше 14% от общесоюзного сбора), кукурузу, джугару. Крупным рисоводческим районом становится низовье Амударьи. На овощеводстве и бахчеводстве специализируются Калининский, Орджоникидзевский, Бостанлыкский районы Ташкентской области и Самаркандский район Самаркандской области. В республике находится около 60% садов и виноградников Средней Азии (площадь плодово-ягодных и виноградных насаждений приведена в табл. 8). Выращивают абрикосы, персики, яблоки, груши, вишню, гранат, инжир, миндаль и др., различные сорта винограда (ак-кишмиш, кара-кишмиш, чарас, хусайне и др.). Крупные районы плодоводства — Ферганская, Зеравшанская долины, долины Чирчика и Ахангарана. Валовой сбор важнейших сельскохозяйственных культур показан в табл. 9.

Табл. 8. Площадь плодово-ягодных и виноградных насаждений, тыс. га.
Фруктовые насаждения 1913 1940 1950 1960 1970 1975
Плодово-ягодные насаждения 32,5 67,0 109,8 185,4 192,1
Виноградные насаждения 27,4 28,0 27,4 42,9 56,0 62,2
Табл. 9. Валовой сбор важнейших сельскохозяйственных культур, тыс. т.
Сельхоз культуры 1913 1940 1950 1960 1970 1975
Хлопок-сырец 517 1386 226 2824 4495 5013
Зерновые культуры 1019 601 425 704 980 1079
В том числе:
пшеница 513 272 190 327 409 123
рис 210 126 62 58 185 291
кукуруза на зерно 39 34 59 71 67 504
Картофель 46 113 111 163 180 214
Овощи 129 311 162 377 781 1412
Бахчевые продовольственные культуры 183 324 146 264 549 786
Плоды и ягоды 79 136 207 100 406 642
Виноград 138 130 84 186 290 373

В животноводстве главное место принадлежит каракулеводству. По поголовью овец Узбекистан занимает 5-е место (после РСФСР, Казахской ССР, Киргизской ССР и УССР) в Советском Союзе, он даёт свыше каракуля, производимого в стране. Каракулеводство базируется на полупустынных и пустынных пастбищах. В предгорной и горной богарной зоне — крупный рогатый скот мясного направления, мясосальные овцы и козы; в орошаемой зоне — мясомолочное животноводство, мясосальное овцеводство, свиноводство и птицеводство. Разводят также лошадей и верблюдов (поголовье скота см. в табл. 10).

Табл. 10. Поголовье скота, тыс. (на начало года).
Скот 1916 1941 1951 1961 1971 1976
Кр. рог. скот 1364 1672,3 1275,9 2231,7 2906,6 3218,4
в т. ч. коровы 484 621,6 397,4 873,9 1139,7 1214,0
Свиньи 44259 102,4 59,5 387,3 296,4 305,4
Овцы и козы 3222 5792,0 6673,0 8901,0 7977,7 8234,5
в т. ч. каракульские овцы 2713,0 3326,2 5868,9 5072,1 4960,1

Шелководство — одна из старейших отраслей сельского хозяйства. Им занимаются все хлопководческие совхозы и колхозы. На Узбекистан приходится свыше 58% коконов, заготовляемых в СССР. В советское время выведены высококачественные сорта шелковицы и новые породы шелкопряда (производство основных продуктов животноводства см. в табл. 11).

Табл. 11. Производство основных продуктов животноводства, тыс. т.
Продукты животноводства 1913 1940 1950 1960 1970 1975
Мясо (в убойном весе) 89 82 57 178 208 269
Молоко 231 451 300 847 1333 1737
Яйца (млн. шт.) 92 133 95 458 860 1279
Шерсть 5,9 6,8 11,7 23,4 22,0 24,2

В низовьях Амударьи развивается звероводство (ондатра, серебристо-чёрные лисицы, голубые песцы, норки). Во всех отраслях животноводства осуществляются меры по углублению специализации и концентрации производства. Развернулось строительство комплексов по производству молока, откорму крупного рогатого скота, свиней и др. Большое значение придаётся улучшению племенной работы. Данные о государственных закупках продуктов сельского хозяйства представлены в табл. 12.

Табл. 12. Государственные закупки продуктов сельского хозяйства, тыс. т.
Продукты сельского хозяйства 1940 1965 1970 1975
Хлопок-сырец 1386 3746 4495 5013
Стебли кенафа и джута 32,9 245,1 321,5 241,3
Табак 0,8 9,7 16,1 24,7
Зерно 238 211 387 536
в том числе рис 52,8 67,6 131,6 226,8
Картофель 21 58 63 97
Овощи 70 352 614 1021
Дыни и арбузы 14,5 166,0 260,8 522
Фрукты и ягоды 17 49 93 232
Виноград 42 137 173 246
Скот и птица (в живом весе) 38 149 147 197
Молоко 31 291 354 506
Яйца (млн. шт.) 154 304 588
Шерсть (в зачётном весе) 7,9 20,4 21,5 25,0
Коконы 9,8 18,0 18,4 22,7
Каракульские шкурки, тыс. шт. 1002,1 2227,2 1946,8 2431,2

Транспорт.

Узбекистан имеет развитую транспортную сеть. 80% грузооборота республики приходится на железнодорожный транспорт. Длина железнодорожных линий за 1913—75 увеличилась в 3 раза и составила 3,4 тыс. км (густота 7,6 км на 1000 км2). Железнодорожные линии обслуживаются тепловозной тягой; Ташкентское отделение железных дорог электрифицировано. За годы Советской власти построены железнодорожные линии: Фергана — Кызыл-Кия, Учкурган — Таш-Кумыр, Андижан — Тентяксай, Ассаке — Шахрихан, Амударьинская (бывшее Самсоново) — Термез — Денау, Карши — Китаб, Ташкент — Ангрен, Ташкент — Чарвак, Чарджоу — Кунград, Сырдарьинская — Джизак, Самарканд — Карши, Навои — Учкудук, Тахиаташ — Нукус. После пуска в 1972 линии Кунград — Бейнеу республики Средней Азии получили второй выход в Европейскую часть СССР и на Кавказ. За 1913—75 объём перевозок грузов железнодорожным транспортом возрос почти в 56 раз, пассажиров — в 6,4 раза, грузооборот — в 136 раз, пассажирооборот — почти в 3,2 раза. Протяжённость автодорог 30,1 тыс. км (1975), в том числе с твёрдым покрытием 27,6 тыс. км. Главные автодороги: Ташкент — Термез (Большой Узбекский тракт), Ташкент — Бухара — Нукус — Муйнак, Ташкент — Ангрен — Коканд, а также ферганское кольцо, соединяющее города Ферганской долины. Построена кольцевая дорога в пустыне Кызылкум. Грузооборот автотранспорта в 1975 достиг 13563 млн. т×км (148 млн. т×км в 1940), пассажирооборот 11504 млн. пассажиро×км (70 млн. пассажиро×км в 1940). Судоходство по Амударье и Аральскому морю. Важное народно-хозяйственное значение имеет трубопроводный транспорт. Крупные газопроводы: Средняя Азия — Центр, Бухара — Урал, Бухара — Ташкент — Фрунзе — Алма-Ата. Развит авиатранспорт. Авиалинии соединяют Ташкент с Москвой, Ленинградом, столицами союзных республик, промышленными центрами Урала, Сибири, Дальнего Востока, курортами Крыма и Кавказа; внутри республики — с областными центрами и многими городами и населёнными пунктами. Большое значение приобрёл международный аэропорт Ташкент, через который проходят авиалинии, связывающие Москву и ряд столиц европейских государств со странами Юго-Восточной Азии. В 1975 авиатранспортом перевезено 52 тыс. т грузов и 4,3 млн. пассажиров.

Экономико-географические районы.

Ташкентский район (Ташкентская, Сырдарьинская и Джизакская области; 9,2% территории республики, 29,7% населения) — наиболее развитый индустриальный район республики с высокоинтенсивным сельское хозяйством. Даёт свыше 40% валовой продукции промышленности и около 22% валовой продукции сельского хозяйства республики. В продукции промышленности почти приходится на тяжёлую промышленность. Основной район добычи угля (Ангрен), цветных металлов, цветной (Алмалык, Чирчик) и чёрной (Бекабад) металлургии, машиностроения (Ташкент, Чирчик), химии (Ташкент, Чирчик), промышленности стройматериалов (Ташкент, Ахангаран, Ангрен, Чирчик), лёгкой и пищевой промышленности. Хлопководство, выращивание кенафа, садово-виноградарское хозяйство, шелководство, мясомолочное животноводство, пригородное овощебахчевое хозяйство, богарные посевы зерновых. Район нового сельхоз освоения — Голодная, Джизакская и Фаришская степи — крупные районы хлопководства с новейшими методами водохозяйственного строительства.

Ферганский район (Ферганская, Андижанская и Наманганская области; 4,3% территории, 27,5% населения) — самый густонаселённый в республике район. Главный район хлопководства (31,1% сбора хлопка-сырца в Узбекистане), шелководства (47,1% коконов), крупный район садово-виноградарского хозяйства. Переработка сельскохозяйственного сырья (Коканд, Маргилан, Фергана, Андижан, Наманган), машиностроение (Андижан), химия (Коканд, Фергана), промышленность стройматериалов (Кувасай), добыча нефти (около Андижана и Ферганы) и нефтепереработка (Фергана, Алтыарык). Земли нового освоения — в Центральной Фергане.

Самарканд-Каршинский район (Самаркандская и Кашкадарьинская области; 11,8% территории, 18,3% населения) — район высокоразвитого хлопководства, садово-виноградарского хозяйства, шелководства. В горно-предгорной зоне — богарное зерновое хозяйство и табаководство, в степях — каракулеводство. Неметаллоёмкое машиностроение, электротехника (Самарканд, Каттакурган), производство минеральных удобрений (Самарканд), лёгкая и пищевая промышленность (Самарканд, Карши, Шахрисабз, Китаб, Каттакурган), промышленность стройматериалов, добыча цветных металлов, мрамора и гранита. Ведётся освоение Каршинской степи (до 1 млн. га) — новой хлопководческой базы Узбекистана.

Бухаро-Кызылкумский район (Бухарская область; 32% территории, 8,2% населения) — добыча природного газа (Газли), нефти, цветная металлургия (Зарафшан), химия (Навои), металлоремонтная, лёгкая и пищевая промышленность (Бухара, Каган). Основной район пустынно-пастбищного каракулеводства Узбекистана; хлопководство и садово-виноградарское хозяйство. Вновь созданная ирригационная система Аму-Бухарского канала коренным образом улучшила водообеспечение района, а кольцевая дорога в пустыне Кызылкум (свыше 500 км) — условия каракулеводства и поиска полезных ископаемых в пустыне.

Нижнеамударьинский район (Каракалпакская АССР и Хорезмская область; 38% территории, 10,6% населения) — хлопково-рисоводческий район с развитым животноводством (крупный рогатый скот и каракульские овцы). Выращивание уникальных хорезмских дынь, семян люцерны, садово-виноградарское хозяйство, шелководство, ондатроводство. Лёгкая и пищевая промышленность, производство стройматериалов и рыбоконсервная промышленность. Создание 2-го железнодорожного выхода из Средней Азии через низовья Амударьи в европейские районы страны (Чарджоу — Кунград — Макат — Александров Гай) явилось мощным стимулом подъёма экономики района. Этому способствовало и присоединение района к единой энергосистеме Средней Азии, и постройка плотины с мостом через Амударью.

Сурхандарьинский район (Сурхандарьинская область; 4,7% территории, 5,7% населения) — район тонковолокнистого хлопчатника, субтропического плодоводства, виноградарства, раннего овощеводства общесоюзной специализации. Добыча угля, нефти, лёгкая и пищевая промышленность (переработка фруктов). Освоение новых земель — Сурхан-Шерабадская степь.

Материальное благосостояние населения непрерывно улучшается. Национальный доход в 1975 году по сравнению с 1960 вырос в 2,7 раза. Выплаты и льготы, полученные населением из общественных фондов потребления, в 1974 по сравнению с 1960 увеличились в 4,1 раза, в том числе по просвещению в 4,6 раза, здравоохранению и физической культуре в 2,7 раза, социальному обеспечению в 4,4 раза (из них на пенсии в 4,6 раза); в расчёте на душу населения — в 2,7 раза. Розничный товарооборот государственной и кооперативной торговли, включая общественное питание, в 1975 составил 7242 млн. руб., против 523 млн. руб. в 1940. Число вкладов в сберегательные кассы к концу 1974 года достигло 2163 тысяч (526 тыс. в 1940), сумма вкладов — 1530 млн. руб. (18 млн. руб. в 1940). За 1924—75 годы государственными и кооперативными предприятиями и организациями, колхозами и населением построено 115,5 млн. м2 общей (полезной) площади, в том числе 24,8 млн. м2 за 1971—75.

Узбекистан, М., 1967 (серия «Советский Союз»); Средняя Азия. Экономико-географическая характеристика и проблемы развития хозяйства, М., 1969; Среднеазиатский экономический район, М., 1972; Худайбердыев Н. Д., В единой семье народов-братьев. (Развитие производительных сил Узбекистана за 50 лет), Таш., 1974; Узбекская Советская Социалистическая Республика, Таш., 1974; Производительные силы Узбекистана и перспективы их развития, 2 изд., Таш., 1974; Акрамов З. М., Проблемы хозяйственного освоения пустынных и горно-предгорных территорий, Таш., 1974; Народное хозяйство Узбекской ССР за 50 лет. Юбилейный стат. сб., Таш., 1974; Каримов К., Узбекистан в социалистическом содружестве, Таш., 1975.

Х. Медико-географическая характеристика.

Медико-санитарное состояние и здравоохранение.

В 1975 году на 1 тысячу жителей рождаемость составляла 34,5, смертность 7,2 (соответственно 33,8 и 13,2 в 1940). По сравнению с 1913 годом смертность снижена более чем в 3 раза. В дореволюционном Узбекистане основной причиной смертности была инфекционная и паразитарная патология. Широкое распространение имели малярия, холера, чума, натуральная оспа, туберкулёз, тифы, трахома, гельминтозы, лейшманиозы и др. К 1926 ликвидированы холера, чума, натуральная оспа, в последующие годы — висцеральный лейшманиоз, трахома, сведена до единичных случаев заболеваемость малярией, резко снижена заболеваемость острыми кишечными болезнями, туберкулёзом, гельминтозами; практически ликвидированы спру, амёбная дизентерия и другие характерные формы краевой патологии. До Октябрьской революции 1917 года население лечили безграмотные табибы и знахари; в 1913 году на территории современного Узбекистана было 63 больницы на 1 тысяч коек, 139 врачей.

К 1 января 1976 года функционировало 1159 больничных учреждений на 145,6 тыс. коек, то есть 10,3 койки на 1 тыс. жителей (380 больниц на 20,3 тыс. коек, то есть 3 койки на 1 тыс. жителей в 1940). Специализация коечного фонда (в тыс. коек): терапевтических — 30,0, хирургических — 15,8, оториноларингологических — 2,3, онкологических — 2,4, офтальмологических — 2,8, неврологических — 3,3, для беременных и рожениц — 15,0, гинекологических — 4,7, детских неинфекционных (без специализированных) — 23,6 и так далее. Внебольничную помощь оказывали 1848 врачебных амбулаторно-поликлинических учреждений, 410 женских консультаций, 565 детских поликлиник и амбулаторий, 4905 фельдшерско-акушерских пунктов, 39 медицинских частей на промышленных предприятиях, 283 врачебных и 1211 фельдшерских здравпунктов, функционировало 179 станций и отделений скорой медицинской помощи, 12 отделений-станций санитарной авиации, 263 специализированных диспансера, 192 санитарно-эпидемиологических учреждения, свыше 5 тысяч постоянных детских дошкольных учреждений на 527 тыс. мест. Медикаментозное обслуживание осуществляли 1230 аптек и 3595 аптечных пунктов (33 частные аптеки в 1914).

Работали 36,5 тыс. врачей, то есть 1 врач на 385 жителей (3,2 тыс., то есть 1 врач на 2,1 тыс. жителей в 1940), 6159 фармацевтов, 108,9 тыс. лиц среднего медицинского персонала (12,2 тыс. в 1940). Подготовку медицинских кадров осуществляют 4 медицинских института (2 — в Ташкенте, в Андижане, в Самарканде), фармацевтический институт (Ташкент) и 21 медицинское училище, институт усовершенствования врачей в Ташкенте. В учебных медицинских заведениях и 13 научно-исследовательских медицинских институтах работает свыше 250 докторов и около 2 тыс. кандидатов медицинских наук. Узбекистан располагает 70 санаториями на 15 тыс. коек (в том числе 44 детских на 8,9 тыс. коек), 16 домами отдыха на 3,2 тыс. мест, 5 пансионатами на 655 коек и 22 другими учреждениями для отдыха на 2,4 тыс. мест. Популярны курорты: климатические Шахимардан, Акташ, бальнеологические Чартак, Чимион, Ташкентские Минеральные Воды, Джейран-Хана, Кызыл-Тепе, бальнеологические лечебные местности Южный Аламышик и Палванташ. В 1975 году на здравоохранение израсходовано 477 млн. руб. (24 млн. в 1940).

Арипов У. А., Развитие медицинской науки в Узбекистане за 50 лет, «Медицинский журнал Узбекистана», 1967, № 10; Заиров К. С., Вехи в развитии здравоохранения Узбекистана. (К 50-летию СССР), там же, 1972, № 12.

Физкультура, спорт, туризм.

На 1 января 1976 года действовало 9845 коллективов физкультуры (свыше 2,5 млн. чел.); функционировало 120 стадионов, 3,7 тысяч футбольных полей, 1,9 тысяча спортивных залов, 94 плавательных бассейна, 83 теннисных корта, 736 стрелковых тиров, 23,3 тыс. спортивных площадок; 241 детско-юношеская спортивная школа (88 тыс. чел.), в том числе 10 высшего спортивного мастерства. В 1951 создано республиканское добровольное спортивное общество «Пахтакор» (540,5 тыс. спортсменов). Подготовлено 19 мастеров спорта международного класса, свыше 300 мастеров спорта (в том числе по национальным видам спорта); 10 человек удостоены звания заслуженный мастера спорта; свыше 50 спортсменов стали чемпионами СССР, 6 — Европы, 9 — мира, 5 — Олимпийских игр. В 1975 году имелось 114 спортивно-оздоровительных лагерей, домов охотника и рыболова, 22 турбазы, 21 бюро путешествий и экскурсий, 38 туристских клубов. Действовало 14 туристских маршрутов всесоюзного значения. Основные туристские потоки проходят через Ташкент, Самарканд, Бухару, Ургенч (Хиву), Ферганскую долину. В 1975 году Узбекистан посетило 385 тысяч туристов, в том числе около 100 тысяч зарубежных.

Ветеринарное дело.

В результате улучшения ветеринарно-санитарного состояния животноводства, проведения профилактических и оздоровительных мероприятий ликвидированы: чума крупного рогатого скота и свиней, повальное воспаление лёгких крупного рогатого скота; сап и инфекционная анемия лошадей; инфекционная плевропневмония коз и некоторые др.; на грани ликвидации лептоспироз, саркоптоидозы мелкого и крупного рогатого скота, оспа, некробактериоз овец и ряд др. Сибирская язва, эмфизематозный карбункул, злокачественный отёк, столбняк, пастереллёз мелкого и крупного рогатого скота, брадзот овец регистрируются спорадически. Очаги бешенства отмечены на значительной части территории Узбекистана. Большинство областей неблагополучны по эхинококкозу, фасциолёзу, ценурозу, тейлериозу и другим инвазионным (пироплазмидозным) болезням. Проблемное значение имеют бруцеллёз, туберкулёз сельхоз животных, тейлериоз крупного рогатого скота.

В республике 1179 ветеринарных учреждений (на 1 января 1975), в том числе 2 республиканские, 11 областных и 83 районные ветеринарных лаборатории, 127 районных, 26 городских ветеринарных станций, 3 станции по борьбе с бешенством; 20 участковых, 9 городских ветеринарных лечебниц, 20 городских, пограничных и других ветеринарных пунктов; 178 мясомолочных и пищевых контрольных станции, отряды по борьбе с ящуром, экспедиции по борьбе с ценурозом и другие ветеринарные учреждения. В 1974 году в Узбекистане работали 3381 ветврач и 2499 ветфельдшеров. Ветеринарных специалистов готовят ветеринарный факультет Самаркандского сельскохозяйственного института, Самаркандский и Андижанский зооветеринарных и несколько сельскохозяйственных техникумов, а также Чиназский совхоз-техникум. Ведущий исследовательский центр по ветеринарии — Узбекский научно-исследовательский ветеринарный институт.

XI. Народное образование и культурно-просветительные учреждения.

До присоединения к России на территории Узбекистана господствующим типом школ были конфессиональные мусульманские школы — мектебы, медресе, корихоны и др. Женщины, как правило, не получали никакого образования; как исключение в религиозные школы принимали иногда дочерей феодальной знати. После присоединения Узбекистана к России появляются светские учебные заведения: русские школы (до 1876 было открыто 6 русских школ — 3 в Ташкенте, 2 в Самарканде и 1 в Каттакургане), гимназии (в Ташкенте в 1875 открылась первая мужская гимназия, позже — женская), учительская семинария в Ташкенте (1879), Ташкентское реальное училище (1893), специальные технические школы (с.-х. гидротехническая школа и железнодорожное техническое училище в Ташкенте в 1902, школа виноградарства и виноделия в Самарканде) и др., создаётся сеть так называемых русско-туземных школ, которые должны были готовить кадры переводчиков и мелких чиновников из местного населения. Русско-туземные школы сыграли определённую роль в распространении грамотности среди коренного населения Узбекистана и в приобщении его к русскому языку и культуре. После 1905 года в Бухаре и некоторых других городах национальная буржуазия организует новометодные школы (в которых обучение грамоте строилось на новом для мусульман звуковом методе и велось на родном языке). Однако феодальный гнёт и колонизационная политика царизма препятствовали культурному развитию узбекского народа. В 1897 98% коренного населения было неграмотным. В 1914/15 учебном году общеобразовательными школами было охвачено 2—3% мальчиков-узбеков младшего школьного возраста, во всех технических школах училось около 500 учащихся, высших учебных заведений не было.

Октябрьская социалистическая революция 1917 года открыла узбекскому народу путь к образованию и развитию национальной культуры. В 1918 ЦИК Туркестанской республики утвердил Положение «Об организации дела народного образования в Туркестанском крае», принял декларацию о введении в республике всеобщего бесплатного обучения на родном языке и отделении школы от церкви. В первые годы Советской власти развитию образования (особенно женского) мешали реакционное влияние мусульманского духовенства, старые обычаи и пережитки, нехватка педагогических кадров из местного населения. Помощь Узбекистану в подготовке учителей и создании материальной базы школьного образования оказывали другие братские республики. В 1920 был открыт Туркестанский университет (с 1960 — Ташкентский университет), сыгравший большую роль в подготовке национальных кадров.

В 20-е годы началась работа по ликвидации неграмотности среди взрослого населения. Особое внимание уделялось образованию женщин. В 1926 грамотность населения составляла 11,6% (мужчин — 15,3%, женщин — 7,3%), в 1939 соответственно 78,7%, 83,6%, 73,3%. Большую роль в культурной революции сыграл перевод в 1928—29 узбекской письменности с арабского алфавита на латинизированный, а в 1939—40 на алфавит, основанный на русской графике. В 1930 году ЦК КП (б) Узбекистана и правительство Узбекистана приняли постановление «О введении всеобщего обязательного обучения детей и подростков». В 30-е годы растет число школ в республике и учащихся в них. В 1937/38 учебном году насчитывалось 939 тыс. учащихся 1939/40 учебном году — 1219 тыс. учащихся). В послевоенные годы началось осуществление всеобщего обязательного 7-летнего обучения, с 1959 — всеобщего обязательного 8-летнего, Грамотность населения в 1970 достигла 99,7% (мужчин — 99,8%, женщин — 99,6%). В 9-й пятилетке в Узбекистане, как и во всей стране, в основном завершился переход ко всеобщему среднему образованию.

За годы Советской власти создана широкая сеть детских дошкольных учреждений. В 1976 в 5,2 тыс. детских садов, яслей и яслей-садов воспитывалось 560 тыс. детей. В 1975/76 учебном году в 9,7 тыс. общеобразовательных школах всех видов обучалось свыше 3803 тыс. учащихся. В дневных общеобразовательных школах работали 210,9 тыс. учителей. Воспитательная и культурно-просветительная работа со школьниками велась в многочисленных внешкольных учреждениях, среди которых 175 дворцов и домов пионеров, 241 детско-юношеская спортивная школа, 211 музыкальных школ и др.

Большое развитие получило профессионально-техническое образование. В 1975/76 учебном году работало 273 профессионально-технических учебных заведения (117 тыс. учащихся), в том числе 88 средних профессионально-технических учебных заведений (43 тыс. учащихся). В 1975/76 учебном году в 187 средних специальных учебных заведениях обучалось 185,2 тыс. учащихся, В 1975/76 учебном году работали 42 вуза (246,6 тыс. студентов), крупнейшие из которых Ташкентский университет, Самаркандский университет, Ташкентский педагогический институт, Ташкентский медицинский институт, Ташкентский сельскохозяйственный институт, политехнический институт, институт народного хозяйства, Узбекский институт физической культуры в Ташкенте, Андижанский педагогический институт языков и др. В 1976 в Нукусе открылся Каракалпакский университет.

В 1975 году в Узбекистане работали 6,3 тысячи массовых библиотек (39,9 млн. экземпляров книг и журналов), крупнейшая из них Государственная республиканская библиотека Узбекской ССР им. А. Навои (см. в ст. Библиотеки союзных республик); 31 музей (в 1913—3 музея), крупнейшие из которых: Ташкентский филиал Музея В. И. Ленина (см. Музеи В. И. Ленина), Государственный музей истории народов Узбекистана им. Айбека, Музей искусств Узбекской ССР (см. Узбекский музей искусств), Музей литературы им. Алишера Навои, Республиканский музей природы — в Ташкенте, Государственный музей истории культуры и искусства Узбекской ССР в Самарканде, областные краеведческие музеи в Андижане, Бухаре, Термезе, Карши, Намангане, Фергане; 3,7 тыс. клубных учреждений. См. также раздел Народное образование и культурно-просветительные учреждения в ст. Каракалпакская АССР.

Бендриков К. Е., Очерки по истории народного образования в Туркестане, М., Кочаров В. Т., Из истории организации и развития народного образовантя в дореволюционном Узбекистане, Таш. 1966; Торжество ленинских идей культурной революции в Узбекистане, Таш., 1Э70; Садыков С., Высшая школа — кузница подготовки кадров, Таш., 1973; Рашидов Ш. Р., Торжестве ленинской национальной политики — Таш. 1974; Раджабов С., Узбекистонда совет мактабитарихига дойр, Тошкент, 1957.

Художественная самодеятельность получила большое развитие во время Гражданской войны и имела большое значение в Развитии узбекского профессионального театрального искусства. Создавались, главным образом при учебных заведениях, самодеятельные кружки, возглавлявшиеся представителями молодой советской интеллигенции. В самодеятельности начали творческую жизнь многие выдающиеся узбекские артисты — С. Ишантураева, А. Хидоятов А. Джалилов, С. Алымов, М. Кари-Якубов, позднее — Ш. Бурханов, А. Ходжаев, Н. Рахимов и др. В начале 1976 в республике насчитывалось 13933 коллектива художественной самодеятельности (Министерства культуры и профсоюзов), в том числе 1909 хоровых, 3534 музыкальных, 1038 драматических, 1784 хореографических, 254 кружка изобразительного и декоративно-прикладного искусства. Общее количество участников самодеятельности 259 817 чел. 87 коллективам присвоено звание народных, в том числе 35 театрам, 5 кукольным театрам, 37 ансамблям песни и танца, 2 хорам, 3 ансамблям макомистов, 2 эстрадным ансамблям.

XII. Наука и научные учреждения.

1. Естественные и технические науки.

К середине 1-го тысячелетия до н. э. в бассейне рек Амударьи, Сырдарьи и Зеравшана были созданы крупные ирригационные сооружения. Жители земледельческих оазисов выращивали ячмень, рис, пшеницу, люцерну, хлопчатник, занимались различными ремёслами, торговлей, возводили города и прокладывали дороги. Они обладали высокими практическими знаниями в области горного дела, металлургии, керамического производства, ткацкого дела, ювелирного искусства, строительного мастерства; имели представление о движении небесных светил, системе счёта времени, некоторых приёмах вычислений; ими был создан ряд письменных памятников политического, религиозного и научного содержания (в том числе «Авеста»). В тесной взаимосвязи народы Средней Азии, участвуя в формировании культур многих государственных объединений, создали и развили свою собственную богатую и разностороннюю культуру.

В 9—11 веках Средняя Азия стала одним из важнейших центров научной мысли Востока. В Мерве, Бухаре, Ургенче, Самарканде, Ходженте и других городах возникли астрономические обсерватории, «Дома мудрости», библиотеки; появились сделанные среднеазиатскими учёными переводы и комментарии научного наследия Древней Греции и Индии. Жизнь и деятельность многих выдающихся учёных, писавших на арабском языке (см. также в ст. Арабская культура), связаны со Средней Азией. В 9—15 веках значительное развитие получили работы в области точных и естественных наук (математики, астрономии, геодезии, физики, минералогии, медицины, ботаники и др.). Труды крупнейших учёных средневекового Востока Мухаммеда ибн Муса аль-Хорезми, Ахмеда аль Фергани, Абу Насара аль-Фараби, Абу Рейхана Мухаммеда ибн Ахмеда аль-Бируни, Махмуда Кашгари, Абу Али Хусейна Ибн Сины (Авиценны), Насирэддина Туси, Кази-заде ар-Руми, Джамшеда аль-Каши, Улугбека, Али Кушчи и другие предвосхитили результаты исследований, осуществлявшихся в других странах в более поздние века. Самаркандская астрономическая школа Улугбека (15 в.) оказала большое влияние на развитие астрономии и математики.

Период 9—15 веков отмечен значительными техническими достижениями в градостроительстве, совершенствованием керамического производства, широким изготовлением цветного стекла, высококачественной бумаги. Города Мавераннахра и Хорезма (Бухара, Самарканд, Ургенч, Кят и др.) славились изделиями ткацкого (хлопчатобумажные, шерстяные, шёлковые ткани) и металлического (серебряные, медные, золотые изделия, монеты) ремесленного производства. В 16—17 веках были возведены многочисленные гражданские, культовые и инженерные сооружения, которые свидетельствуют о высоком инженерно-техническом и художественном уровне зодчества Средней Азии. В Бухаре, Самарканде, Хиве и других городах были развиты многочисленные ремёсла. На территории современного Узбекистана добывали железо, золото, бирюзу, мрамор, строительный камень, серу; применялся чугун; в военной технике использовалась сырая нефть. В 18 — начале 19 веков началось исследование территории Узбекистана русскими путешественниками, работниками посольств русских царей в Хиве и Бухаре, отдельными экспедициями: А. Бекович-Черкасский (1717), Н. Н. Муравьев (1819—20), Г. И. Данилевский (1842), А. И. Бутаков (1848—49) и другими.

Во 2-й половине 19 века после присоединения Средней Азии к России в изучении территориальных и природных богатств края принимали участие Н. А. Северцов, П. П. Семёнов-Тян-Шанский, А. П. Федченко, И. В. Мушкетов (совместно с Г. Д. Романовским составил первую геологическую карту Туркестана, издана 1884), А. Ф. Миддендорф и др. В конце 19 — начале 20 веков по планам Русского географического общества проводились исследования Аральского моря (Л. С. Берг), ледников (Г. Б. Леонов, Н. Л. Корженевский, В. Г. Городецкий и др.), фауны (В. Ф. Ошанин, Н. А. Зарудный и др.) и флоры (Б. А. Федченко и О. А. Федченко, В. Л. Комаров и др.) Туркестана, изучались сейсмические процессы (Б. Я. Короленков и др.). Значительные съёмочные работы были выполнены военными топографами Туркестанского военно-топографического отдела (основан в 1867); обзорные почвенно-ботанические и гидрологические исследования проводились экспедициями Отдела земельных улучшений и Переселенческом управления министерства земледелия России в 1912—15. Во 2-й половине 19 — начале 20 вв. в Ташкенте были основаны: метеорологическая станция (1867), статистический комитет (1868), астрономическая обсерватория (1873), Управление земледелия и государственного имуществ Туркестанского края (1897) и при нём гидрометрическая часть, Туркестанская сельскохозяйственная опытная станция (1898), энтомологическая станция; Сейсмологической комиссией Русского географического общества созданы сейсмические станции в Ташкенте (1901), Самарканде (1914), Джизаке, Коканде. До Великой Октябрьской социалистической революции научные работы на территории Узбекистана проводились эпизодически, главным образом силами учёных-энтузиастов, любителями и различными научными обществами. В крае функционировало до 15 научных обществ (в том числе филиалы общероссийских научных обществ), которые внесли существенный вклад в изучение геологии, географии, зоологии, ботаники, экономики, в научную медицину и др.: туркестанские отделы Русского географического общества (1896), Русские. технические общества, общества любителей естествознания, антропологии и этнографии (1870); Среднеазиатское учёное общество (1870), Туркестанское общество сельского хозяйства, Ферганское медицинское общество (1892), общество естествоиспытателей и врачей Туркестанского края (1908), Самаркандское общество врачей (1913) и др.

Развитие естественных и технических наук после Октябрьской революции (до 1946). В 1920 году по декрету В. И. Ленина в Ташкенте было учреждено высшее учебное и первое научное учреждение на советском Востоке — Туркестанский государственный университет с НИИ почвоведения и геоботаники, химии, зоологии, геофизики и др. (с 1960 — Ташкентский университет им. В. И. Ленина). На базе факультетов и лабораторий университета возникли самостоятельные вузы и научно-исследовательские учреждения; университетом организовывались экспедиции во многие районы Средней Азии.

Образование в 1924 Узбекской ССР открыло новые перспективы в развитии науки. В середине 20 — начале 30-х годов созданы Главное управление водного хозяйства Средней Азии и при нём специальное учреждение по изысканию и проектированию водохозяйственных объектов (1924, ныне Среднеазиатский институт по проектированию водохозяйственных объектов с филиалами в других республиках Средней Азии и в Казахстане); Среднеазиатское отделение Геологического комитета (1926); Всесоюзный НИИ хлопководства (1929) с 5 центральными опытными станциями и рядом специализированных станций в других республиках Средней Азии и в Южном Казахстане; Среднеазиатский хлопково-ирригационный политехнический институт, институт шелководства (оба в 1929); Среднеазиатский геологоразведочный институт (1930, ныне Ташкентский политехнический институт им. Бируни); Китабская международная широтная станция им. Улугбека (1930); Научно-исследовательский гидрометеорологический институт (1931); Комплексный НИИ естественных наук в Каракалпакии (1931); ряд медицинских институтов (Ташкентский и Самаркандский государственные медицинские институты, Тропический институт в Бухаре, Фармацевтический институт); гелиотехническая лаборатория в Ташкенте и многие др. К 1933 было 37 НИИ, 45 научных пунктов. Для координации научных работ и руководства ими при ЦИК Узбекской ССР был образован Комитет наук (1932). В 1932 АН СССР провела в Ленинграде конференцию, посвящённую производительным силам Узбекистана. В 1933 состоялся 1-й среднеазиатский съезд НИИ (Ташкент). В 30-е годы учёные разрабатывали вопросы, связанные с развитием народного хозяйства, здравоохранения, образования.

Под руководством А. Е. Ферсмана изучались полезные ископаемые Ферганской долины и Алмалыка, С. П. Костычева — фотосинтез растений в условиях аридной зоны, Е. Н. Павловского — краевая инфекционная и паразитарная патология, Л. И. Прасолова — азотный режим почв и влияние засоления на их биодинамику. Н. И. Вавилов руководил селекцией хлопчатника и др. Большой труд в формирование первых национальных кадров и развитие науки в Узбекистане вложили русские учёные, инженеры, преподаватели, врачи, приехавшие в Узбекистан в 20-е годы: В. И. Романовский, С. Н. Наумов, Л. В. Ошанин, А. А. Семёнов, А. С. Уклонский, Н. Л. Корженевский, Д. Н. Кашкаров, А. Л. Бродский, М. Г. Попов, М. В. Культиасов, Е. П. Коровин, И. А. Райкова и др. Научно-исследовательские учреждения Узбекистана внесли значительный вклад в достижение в конце 20-х годов хлопковой независимости страны. Заложены основы энергоснабжения Узбекистана (ГЭС Бозсу и каскады ГЭС на ирригационных сооружениях). К 1936 получены первые обобщающие данные по геологии и рудоносности республики. Открыты месторождения многих полезных ископаемых; выявлены перспективы Алмалыкского района на медь; установлена нефтеносность Ферганской долины и Южного Узбекистана; найдены новые минералы (ванадаты меди — узбекит, тангейт и др.). Регионально-геологические исследования проводились под руководством А. С. Уклонского, А. В. Королева, Б. Н. Наследова; работы в области литологии возглавлял В. И. Попов; нефте и газогеологии — К. П. Калицкий; гидрогеологии — О. К. Ланге. В 1938 в Ташкенте создан Научно-исследовательский геологический институт. В конце 30-х годов Ташкент стал одним из центров зарождения учения о геологических формациях. В 1937—1939 издана «Геология Узбекской ССР» (т. 1—3), в 1941 — сводная геологическая карта юго-восточной части Средней Азии. Велись исследования в области геофизики, астрономии (М. Ф. Субботин, Б. В. Кукаркин, Н. Ф. Флори и др.), гелиотехники (А. М. Титов и др.), математики (В. И. Романовский и др.), энергетики (И. Я. Каминский и др.), органической химии (Г. В. Лазурьевский, А. С. Садыков, С. Н. Наумов, И. П. Цукерваники др.), химии и технологии силикатов (И. С. Канцепольский и др.) и так далее. Перестраивались оросительные системы, улучшалась их эксплуатация, велась борьба с засолением и заболачиванием почв. Выведением высокоурожайных сортов хлопчатника, в том числе тонковолокнистых, занимались Г. С. Зайцев, А. И. Автономов, С. С. Канаш и др. Ботаники изучали пустынную и высокогорную флору (Е. П. Коровин, И. И. Гранитов и др.), вели поиски ценного растительного сырья. В области микробиологии работали М. М. Кононова, Ф. Ю. Гельцер, О. Г. Ёлкина и др., физиологии животных и человека — Н. В. Данилов, А. Ю. Юнусов и др.

В 1940 году был учрежден Узбекский филиал АН СССР (УзФАН). Его институты изучали месторождения цветных металлов, осуществляли геозарисовку трасс Северного и Южного ферганских каналов, составляли почвенные карты. В 1940 году Узбекским геологическим управлением проведена гидрогеологическая съёмка пустынно-пастбищных территорий Кызылкумов. В 1941 издан 1-й том «Флоры Узбекистана». В годы Великой Отечественной войны 1941—1945 работа УзФАНа и отраслевых НИИ проводилась в содружестве с научными учреждениями России, Украины, Белоруссии, временно эвакуированными в Узбекистан. В 1941 организован Энергетический институт. В 1943 на базе УзФАНа учреждена Академия наук Узбекской ССР в составе 5 НИИ и ряда других научных учреждений. Главные направления научных исследований: изыскание новых ресурсов для промышленности и увеличения производства сельскохозяйственных продуктов. Была проведена промышленная разведка Ангренского месторождения бурого угля, началась разработка вольфрамовых руд, золота, олова и др. Составлены кадастр подземных вод и сводные гидрогеологические карты всей территории республики. Научно обосновано строительство Фархадской ГЭС, Североташкентского ирригационного канала. Создана новая классификация почв Узбекистана.

Развитие естественных и технических наук в послевоенный период. Формирование с помощью АН СССР национальных научных кадров во многих областях науки способствовало расширению исследований. В 40—50-е годы складывались и развивались научные школы и направления: в области математики (В. И. Романовский, Т. А. Сарымсаков, Н. Н. Назаров, Н. П. Романов, Т. Н. Кары-Ниязов), петрологии и металлогении (Х. М. Абдуллаев и др.), нефтяной геологии (Л. Г. Жуковский, К. А. Сотириади и др.), сейсмостойкости сооружений (М. Т. Уразбаев и др.), электроники (С. В. Стародубцев, Л. Н. Добрецов и др.), энергетики (Н. Н. Щедрин, Х. Ф. Фазылов, Г. Р. Рахимов, М. З. Хамудханов и др.), гелиотехники (А. М. Титов и др.), аэро- и гидромеханики (Х. А. Рахматуллин и др.) и т.д. Послевоенные годы характеризовались дальнейшим развитием геологической науки и поисковых геологических работ: разведывались и изучались месторождения меди, свинца и цинка (в Алмалык-Алтын-Топкане и др.), золота, редких металлов; открыта Бухаро-Хивинская нефтегазоносная область (в том числе месторождение Газли, Ленинская премия, 1960).

Были организованы: институты сооружений (основан в 1947; ныне институт механики и сейсмостойкости сооружений им. М. Т. Уразбаева); ботаники; зоологии и паразитологии АН Узбекской ССР (оба в 1950); институт ядерной физики АН Узбекской ССР, институт химии растительных веществ, институт водных проблем (все в 1956); Средне азиатский институт геологии и минерального сырья, Узбекский филиал Всесоюзного нефтяного института, Вычислительный центр в составе института математики (ныне институт кибернетики с Вычислительным центром АН Узбекской ССР) (все в 1957); Каракалпакский НИИ земледелия Министерства сельского хозяйства СССР (основан в 1958); Каракалпакский филиал АН Узбекской ССР, институт геологии и разведки нефтяных и газовых месторождений АН Узбекской ССР (основан в 1959, ныне в составе министерства геологии АН Узбекской); сейсмическая станции (в Фергане и Намангане), высокогорная станция для исследования космических лучей и так далее.

В 60-е — начале 70-х годов особое внимание уделялось комплексным исследованиям, связанным с хлопководством, орошением, энергетикой, цветной металлургией и др. Были разработаны комплексные гидроэнергетические системы с автоматическим и телемеханическим управлением, новые конструкции плотин, системы горизонтального и вертикального дренажа, более совершенная технология возделывания хлопчатника, позволившие ввести в сельскохозяйственный оборот значительные площади Голодной, Дальверзинской, Шерабадской, Каршинской степей, Ферганы и т.д. (А. Н. Аскоченский, В. В. Пославский, Р. А. Алимов, Б. Д. Коржавин, С. Т. Алтунин и др.). Успешное решение комплекса проблем освоения целинных земель узбекской и таджикской частей Голодной степи отмечено в 1972 Ленинской премией. Подготовка научных кадров, особенно национальных, по многим областям науки, постоянно проводившаяся с помощью АН СССР, дала возможность расширить направления научных исследований и создать ряд новых научных учреждений.

Математика. Основные центры — институт математики АН Узбекской ССР, Ташкентский университет им. В. И. Ленина, Самаркандский университет им. Навои. Продолжались исследования по теории вероятностей, математической статистике (цикл работ Т. А. Сарымсакова и С. Х. Сираждинова по предельным теоремам теории вероятностей и её применениям). В области функционального анализа развивалась теория топологических полуполей (Т. А. Сарымсаков). В области дифференциальных и интегральных уравнений работали М. С. Салахитдинов, И. С. Аржаных, И. С. Куклес, А. Н. Филатов. Продолжалось изучение истории развития математики на Ближнем и Среднем Востоке в средние века (Т. Н. Кары-Ниязов).

Физика. В институте ядерной физики АН Узбекской ССР и в Ташкентском университете развивались исследования по ядерной физике и физике частиц высоких энергий (С. В. Стародубцев, С. А. Азимов), радиоактивационному анализу (Е. М. Лобанов, У. Г. Гулямов). В институте электроники АН Узбекской ССР (основан в 1967), Ташкентском университете и Политехническом институте, Бухарском педагогическом институте осуществлялись исследования в области физической электроники (У. А. Арифов), диэлектрической электроники, опто- и микроэлектроники (Э. И. Адирович); в Самаркандском университете и Ташкентском педагогическом институте им. Низами — молекулярной физики, спектроскопии жидкостей и растворов (А. К. Атаходжаев) и т.д. Теоретически обоснованы и созданы многие гелиотехнические установки по опреснению и нагреванию воды и др. (Г. Я. Умаров).

Астрономия. В Астрономическом институте АН Узбекской ССР (создан в 1966 на базе Ташкентской астрономической обсерватории) изучались переменные звёзды, определялись прямые восхождения звёзд, продолжались наблюдения по программам Всесоюзной службы Солнца и времени (В. П. Щеглов). Филиал института — Международная широтная станция им. Улугбека в Китабе изучала изменяемость географических широт земных полюсов; с 1974 станция (совместно с Главной астрономической обсерваторией АН СССР) начала многолетние наблюдения, связанные с изучением дрейфа континентов.

Механика и процессы у правления. В институте кибернетики с Вычислительным центром АН Узбекской ССР (основан в 1966) велись исследования по экономической и технической кибернетике, теории информации и вычислительной технике. Разработаны общие алгоритмические методы исследования больших систем, методологические основы создания республиканской автоматизированной системы управления (В. К. Кабулов и др.), изучаются проблемы передачи данных по высокочастотным каналам линий электропередачи и т.д. В области энергетики и автоматики велись работы по теории и методам расчёта режимов больших электрических систем (Х. Ф. Фазылов), по кадастру и режиму возобновляющихся источников энергии, автоматизации электропривода (М. З. Хамудханов), автоматизации и телемеханизации управления объектами оросительных систем и т.д. Институт механики и сейсмостойкости сооружений и Ташкентский зональный научно-исследовательский и проектный институт типового и экспериментального проектирования гражданстроя (основан в 1964) занимались проблемами сейсмостойкого строительства (в том числе подземных сооружений), механики грунтов и теории упругости (М. Т. Уразбаев). Создана теория движения многофазных сред в трубопроводах (Х. А. Рахматулин, Д. Ф. Файзуллаев), использовавшаяся при проектировании трубопроводов и регулировании речных русел. Развивалась теория хлопкоуборочных машин (Х. Х. Усманходжаев).

Геология, геофизика, география. Геологическими институтами проводились планомерные минералого-геохимические исследования почти всех рудных месторождений. Разработана геохимическая классификация минералов (А. С. Уклонский). Развивалось учение о геологических формациях (В. И. Попов). Продолжались металлогенические и петрологические исследования, составление металлогенических и прогнозных карт, изучение связи оруденения с магматизмом (Х. М. Абдуллаев, И. Х. Хамрабаев). Институт гидрогеологии и инженерной геологии министерства геологии Узбекской ССР (основан в 1960) продолжал крупномасштабные исследования по гидрогеологии, мелиоративной гидрогеологии, лёссоведению и геодинамическим процессам (Г. А. Мавлянов, Н. А. Кенесарин). В 1971 создано Научно-производственное гидрогеологическое Объединение министерства геологии Узбекской ССР. В институте геологии и разведки нефтяных и газовых месторождений разработаны научные основы поиска нефти и газа (А. М. Акрамходжаев, А. Г. Бабаев), обеспечившие открытие крупнейших месторождений газа на территории У. В 1966 основан институт сейсмологии АН Узбекской ССР, в состав которого вошли филиал в Андижане, 11 сейсмических станций и ионосферная станция. Проводились исследования по гравиметрии, электроразведке, сейсмологии (сейсморайонирование всей территории Узбекистана, крупных городов, промышленных центров и гидротехнических сооружений; выявление предвестников землетрясений). На территории Узбекистана изучались земная кора и верхняя мантия. Разработана методика краткосрочного прогноза струйных течений в нижней стратосфере над югом СССР, велись исследования по статистическим методам прогноза погоды, изучались проблемы активного воздействия на метеорологические процессы (противоградовые работы и др.). Завершено природное районирование Туранской физико-географической провинции на ландшафтной основе. Осуществлена сельскохозяйственная оценка природных условий Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана в связи с проблемой переброски вод Сибири в бассейн Аральского моря. Проведено геоботаническое, почвенно-климатическое, пастбищно-климатическое районирование Узбекистана, а также агроклиматическое районирование республик Средней Азии. Изучались реки и озёра Средней Азии (Ташкентский университет, Отдел географии АН Узбекской ССР); систематически проводятся гляциологические исследования.

Химия и химическая технология. Институтом химии растительных веществ и Отделом биоорганической химии АН Узбекской ССР (основана в1973) проводились исследования по химии растительных веществ, главным образом алкалоидов (А. С. Садыков, С. Ю. Юнусов). Получены высокоэффективные твёрдые и жидкие комплексные удобрения и разработана технология их производства (М. Н. Набиев), дефолианты, гербициды, средства борьбы с вредителями. Велись работы по созданию и применению поверхностно-активных веществ в структурообразовании почв, геологоразведочном бурении (К. С. Ахмедов), по химии хлопковой целлюлозы (Х. У. Усманов). Разрабатывались вопросы производства высококачественных цементов (И. С. Канцепольский). В НИИ по нефтепереработке министерства нефтехимической и нефтеперерабатывающей промышленности СССР (основан в 1964) исследовалась теория синтеза алюмосиликатного катализатора для крекинга нефтяных дистиллятов (А. С. Султанов).

Биологические и сельскохозяйственные науки развивались в НИИ АН Узбекской ССР, университетах и ряде педагогических институтов. Институтом ботаники АН Узбекской ССР в 1941—62 издана «Флора Узбекистана» в 6 томах, в 1973 — «Карта растительности Узбекистана». Подготавливается 10-томный «Определитель растений Средней Азии» (т. 1—4, 1968—74). Разработана экологическая классификация растительности Средней Азии. Обоснованы и нашли практическое применение методы фитомелиорации и агротехники, повышающие продуктивность пустынных, полупустынных и предгорных пастбищ (Д. К. Саидов), а также методы культурного возделывания ряда технических растений (солодки, герани и др.). Сотрудники Центрального ботанического сада АН Узбекской ССР в Ташкенте (основан в 1943 на базе ботанического сада Среднеазиатского университета) и его филиала в городе Нукусе осуществляли работы по интродукции и акклиматизации растений, отбору видов для местных условий (Ф. Н. Русанов). В институте зоологии и паразитологии АН Узбекской ССР велось комплексное изучение животного мира пустынь (Т. З. Захидов) и экологии ядовитых змей. Создан серпентарий. Исследовалась ихтиофауна водоёмов, в том числе Аральского моря (Каракалпакский филиал АН Узбекской ССР), разрабатывались рекомендации по повышению рыбопродуктивности водоёмов и воспроизводству ценных пород рыб. В 1953—1961 изданы т. 1—3 «Фауны Узбекской ССР». Продолжалось изучение паразитофауны человека и животных, разрабатывались меры борьбы с опасными заболеваниями (А. Т. Тулаганов, М. А. Султанов, Р. А. Алимджанов). Исследовались биологические и интегрированные методы борьбы с вредителями сельского хозяйства. Разработаны рекомендации по массовому культивированию хлореллы, сцендесмуса и других водорослей как стимуляторов при кормлении сельскохозяйственных животных, в том числе птиц и шелковичных червей (А. М. Музафаров).

В институте экспериментальной биологии растений (основан в 1964 на базе института генетики и физиологии растений, 1956) и институте биохимии АН Узбекской ССР (основан в 1967) ведутся биохимические и биофизические исследования по химии гормонов, нуклеиновых кислот, белка, зоотоксинов; проведены исследования по биохимии и патохимии щитовидной железы (Я. Х. Туракулов). Работами по физиологии руководит институт физиологии (основан в 1975 на базе Отдела физиологии) АН Узбекской ССР. Учёные институтов физиологии, биохимии и краевой медицины изучали физиологические механизмы адаптации в условиях жаркого климата отдельных систем организма и тканевые процессы (А. Ю. Юнусов), в том числе на молекулярном и субмолекулярном уровнях (К. А. Зуфаров, Д. Х. Хамидов). Исследовалась биофизика мембран и активного транспорта ионов.

Проведены фундаментальные работы по классификации почв Узбекистана, их климатическому районированию и картографированию. В 60-х годах выделены в самостоятельный тип орошаемые почвы. Разработано понятие об уровне плодородия орошаемых почв (С. Н. Рыжов). Из хлопчатника синтезированы стимуляторы роста и другие препараты (А. С. Садыков). Разработаны механические и аэрохимические методы оголения семян хлопчатника для точного сева (Х. А. Рахматулин, У. А. Арифов). Сельскохозяйственные науки разрабатывались в 19 научных учреждениях. Исследовались влияние температуры и света на повышение скороспелости и урожайности хлопчатника (С. С. Садыков), радиохимические основы его мутагенеза (Н. Н. Назиров), физиология и технология возделывания (А. И. Имамалиев, С. Х. Юлдашев). Выведены новые высокоурожайные сорта, годные для механизированного сбора. Проведены 5 сортосмен хлопчатника (первая в 1929, последняя в 1973). Вилтоустойчивыми сортами «Ташкент» (С. М. Мирахмедов и др.) снабжаются все хлопкосеющие хозяйства Узбекистана. Выведено 20 высокоурожайных сортов риса, свыше 50 сортов овощных, в том числе бахчевых, культур. В НИИ садоводства, виноградарства и земледелия создано свыше 60 сортов плодово-ягодных культур и винограда. Получены высокопродуктивные породы тутового шелкопряда и разработаны прогрессивные методы его выращивания. Улучшены породы молочного скота, созданы высокопродуктивные породы каракульских овец с цветным смушком и т.д.

Медицинские науки. Велись работы по борьбе с малярией, риштой (Институт медицинской паразитологии), брюшным тифом (И. К. Мусабаев), инфекционным гепатитом, бруцеллёзом, висцеральным лейшманиозом (М. И. Слоним, Н. И. Ходукин). Разработаны методы диагностики гастроэнтерологических заболеваний (Э. И. Атаханов). Изучено действие ряда производных госсипола на иммунодепрессивный эффект при пересадке органов и тканей, в частности почки (У. А. Арипов).

2. Общественные науки.

Философия. Общественная и философская мысль в Узбекистана, зародившаяся в глубокой древности, тесно связана с философскими традициями народов Средней Азии и стран Востока. Культурная, этническая и территориальная близость обусловила известное единство и взаимопроникновение философских идей этих народов. Первые ростки философской мысли были связаны «Авестой» и зороастризмом, в основе которого лежало учение о вечной борьбе света и тьмы, добра и зла. Развитие естественнонаучных знаний в 9—10 веках привело к появлению материалистических тенденций во взглядах на природу, противостоявших господствовавшей мусульманской догматике. Родоначальниками естественнонаучной мысли в Средней Азии были аль-Фергани и аль-Хорезми. Пантеистическое мировоззрение развивал апь-Фараби. Его идейное наследие послужило одним из источников мировоззрения Ибн Сины, труды которого оказали большое влияние на средневековую философию и науку. Стихийно-материалистические идеи выдвигал аль-Бируни, видевший задачу науки в опытном изучении природы.

Во 2-й половине 10 — начале 11 веков стал распространяться суфизм; в 12 веке его представляла школа Юсуфа Хамадани, в которой имелись разные течения. Первое, наиболее крупное, было связано с учением аль-Гиждувани; основателем второго течения в суфизме был Ахмед Ясави, призывавший к отречению от мира, аскетизму, смирению и покорности.

Нашествие Чингисхана в 13 веке привело к упадку культуры. Подъём культурной жизни начался в конце 14 — начале 15 веков; возникло новое течение суфизма, основатель которого Мухаммед Накшбенди выступал против аскетизма и мистицизма, проповедовал радость бытия, труда и познания.

В 15 веке развитие науки и философии в Узбекистане связано с правлением и научной деятельностью Улугбека. Стихийно-материалистические взгляды на природу сочетались у него с прогрессивными для того времени общественными идеями, которыми он руководствовался в управлении страной. Младшим современником Улугбека был Алишер Навои — выдающийся поэт, крупный государственный деятель и мыслитель. В основе миропонимания Навои лежал пантеизм; в противовес мистицизму аскетов-суфиев он утверждал ценность земной жизни.

В 17—18 веках идеи свободомыслия и антиклерикализма развивали Турды и Машраб. Большое влияние в Средней Азии приобрело пантеистическое учение Бедиля. Признавая вечность и несотворённость природы, он развивал мысль об органичном единстве материи, духа и божественной субстанции, «разлитой» в мире. Прогрессивные взгляды Бедиля нашли выражение в его критике учения о предопределении, отстаиваемого исламом. Идею единства бытия утверждал в своих философских трудах Карабаги.

Новый этап в развитии узбекской культуры наступил со 2-й половины 19 века. Присоединение Узбекистана к России привело к значительным политическим, экономическим и социальным изменениям в жизни узбекского народа. Возникшей под влиянием передовой русской культуры просветительской и демократической мысли противостояли феодальная идеология и джадидизм — идеология зарождающейся местной буржуазии. Передовые идеи этого времени развивали Фуркат и Мукими, боровшиеся за просвещение народа, пропагандировавшие наряду с национальными традициями изучение и усвоение русской и европейской культуры. Идейными преемниками их были сатирик У. Завки, поэт-просветитель Аваз Отар-оглы, С. Айни, Х. Хамза Ниязи. В конце 19 века в Узбекистане начинают распространяться идеи марксизма. Их пропагандистами были ссыльные социал-демократы из центральной России. В 1903 в Ташкенте, а в 1904 в Самарканде возникли первые нелегальные социал-демократические кружки. После Октябрьской революции 1917, с установлением в Узбекистане Советской власти, наступил новый период в развитии философской мысли, связанный с распространением в республике марксистско-ленинской философии. Утверждение марксизма-ленинизма осуществлялось в борьбе с идеологией ислама, панисламизмом и пантюркизмом. Большую роль в пропаганде марксизма-ленинизма сыграли П. А. Кобозев, Ш. З. Элиава, В. В. Куйбышев, А. Э. Рудзутак, М. В. Фрунзе, а также А. Икрамов и Ф. Ходжаев. К началу 20-х годов относится издание на узбекском языке «Манифеста Коммунистической партии» К. Маркса и Ф. Энгельса, работ В. И. Ленина по национально-колониальному вопросу, о государстве и др. В 20-х годах появляются работы, посвященные пропаганде теоретического наследия марксизма-ленинизма, изучению диалектического и исторического материализма, логики, атеизма и истории философии (К. Ерзин, Н. Саиди, Н. Хаким, Р. Халмурадов, А. Шуноси и др.). В 30—40-х годах проблемы марксистско-ленинской философии в Узбекистане разрабатывали Д. М. Бабаев, Н. М. Мирошхина, Х. Г. Расулов и др. Важным событием в научной жизни республики было издание на узбекском языке трудов К. Маркса и Ф. Энгельса («Капитал», «Анти-Дюринг»), Сочинений В. И. Ленина (1947—53).

С 50-х годов научно-исследовательскую работу и подготовку кадров в области философии ведут кафедры философии Среднеазиатского (ныне Ташкентского) и Узбекского (ныне Самаркандского) университетов. В 1958 создан институт философии и права АН Узбекской ССР; научно-исследовательская работа ведётся почти на 50 кафедрах вузов Узбекистана.

Значительный вклад в разработку диалектического и исторического материализма, проблем истории философии внёс И. М. Муминов. В области диалектического материализма разрабатываются вопросы взаимосвязи категорий диалектики, теории отражения, изучаются философские проблемы естествознания и логики (Л. Е. Гарбер, Б. И. Исмаилов, Г. П. Лем, В. Н. Мороз, Дж. Туленов, А. Ф. Файзуллаев и др.). В области исторического материализма и научного коммунизма исследуются вопросы обобщения опыта социалистического строительства и партийного руководства развитием экономики, культуры и идеологической работой в республике, изучаются национальный вопрос, теоретические проблемы некапиталистического пути развития, культурной революции, сближения классов социалистического общества (Р. Х. Абдушукуров, А. С. Агаронян, А. Ахтамов, А. К. Валиев, Х. П. Пулатов, С. Турсунмухаммедов, Э. Ю. Юсупов и др.); разрабатываются проблемы социальных последствий научно-технической революции, вопросы формирования коммунистического отношения к труду, культуры и быта (Н. Г. Гаибов, К. С. Садыков, О. П. Умурзакова, С. Ш. Шермухамедов), вопросы научного атеизма, атеистического и нравственного воспитания (А. А. Артыков, А. Базаров и др.). Исследуется история философской и общественной мысли народов Востока и распространения марксистско-ленинских идей в Средней Азии; подвергаются критике реакционные буржуазные и ревизионистские учения, распространённые в странах Ближнего и Среднего Востока (Дж. Бабаев, М. Б. Баратов, Х. П. Вахидов, В. Захидов, М. М. Хайруллаев и др.). Статьи по философии публикуются в журнале «Общественные науки в Узбекистане» (с 1961).

Историческая наука. Сведения о древнейшей истории Узбекистана дают материалы археологических раскопок, фольклор, «Лееста», надписи Ахеменидов. Свидетельства о народах Узбекистана содержатся в трудах греческих, римских, византийских и армянских историков. В результате завоевания арабами Средней Азии многие письменные памятники погибли. В 9—11 веках были написаны: труд по всеобщей истории Абу Джафара Табари, поэма «Шахнаме» Фирдоуси, «Памятники минувших поколений» Бируни, «История Масуда» Бейхаки, «Украшение летописей» Гардизи и др. В конце 10 века было создано сочинение по географии — «Границы мира». В труде «Словарь тюркских наречий» Махмуда Кашгари приводятся сведения по этнографии и истории тюркских племён. О монгольском нашествии имеются сведения у арабских и иранских авторов Ибн аль-Асира, Рашидаддина и др. Из исторических сочинений эпохи Тимура и Тимуридов сохранились «Дневник похода Тимура в Индию» Гиясаддина Али и «Книга побед» Низамаддина Шами, труды Шарафаддина Йезди, Хафизи Абру, Абд ар-Раззака Самаркандского, Мирхонда и Хондемира. В 16 веке, появляется на таджикском и узбекском языках ряд исторических сочинений и мемуаров Рузбехана Исфаханского, Бенаи, Мухаммеда Салиха, Бабура, Хафиза Таныша Бухари и др. Ряд сведений о происхождении и ранней истории узбеков и казахов содержится в книге Мухаммеда Хайдара «Тарих-и-Рашиди». Среди трудов по истории Бухарского и Хивинского ханств особое место занимают сочинения Абулгази «Родословное древо тюрков», а также труды Мирмухаммеда Амина Бухари, Мухаммеда Юсуфа (Мунши). Историография 1-й половины 19 века представлена трудами Мухаммеда Якуба, Муллы Ибадуллы, Муллы Мухаммеда Шарифа, Мирзы Шемса Бухари, Ширмухаммеда Мироба (Муниса) и Мухаммада Риза Агахи. После образования Кокандского ханства появились сочинения Мухаммеда Хакима, Аваза Мухаммеда, Нияз Мухаммеда, Муллы Алима Махмуд-Хаджи. События в Кокандском ханстве в период его присоединения к России освещает «Новая история Ташкента» Мухаммеда Салиха. Одно из первых мест среди среднеазиатских историков 2-й половины 19 века принадлежит Ахмаду Донишу, автору сочинений по истории Бухары.

Историческим и археологическим изучением Средней Азии с конца 19 века стали заниматься российские научные учреждения: Археологическая комиссия (с 80-х гг.), Восточное отделение Русского археологического общества (с 90-х гг.) и Русский комитет для изучения Средней и Восточной Азии в историческом, археологическом, лингвистическом и этнографическом отношениях (с 1903). Крупная роль в исследовании истории Средней Азии принадлежит В. В. Бартольду. Значительным исследованием явилась «История завоевания Средней Азии» М. А. Терентьева, написанная, однако, с монархическо-колонизаторских позиций. Этнографическим изучением Средней Азии (в том числе и Узбекистана) и Казахстана занимались В. В. Радлов, А. Л. Кун, А. А. Диваев и др. В конце 19 — начале 20 веках были изданы работы о развитии хлопководства, торговли, промышленности, ремесла, о положении народных масс в Средней Азии (В. И. Масальский, О. А. Шкапский, В. Н. Оглоблин, П. И. Пашино и др.). Первые археологические раскопки в Узбекистане производились Н. И. Веселовским, В. Л. Вяткиным и др.

После победы Октябрьской революции решающую роль в становлении и подъёме узбекской историографии сыграли труды В. И. Ленина, его теоретическое наследие, партийные документы. Марксистские кадры историков группировались вокруг Среднеазиатского коммунистического университета (1921) и открытого в 1922 Отдела истпарта при ЦК компартии Туркестана. Значительную роль в подготовке национальных кадров историков сыграли университеты и научные центры Москвы, Ленинграда. В 1918 в Ташкенте открылся Туркестанский восточный институт, влившийся в 1920 в Туркестанский (в 1923—60 — Среднеазиатский) университет, в котором работали востоковеды А. Э. Шмидт, П. А. Фалев, Е. Д. Поливанов и др.: в 1927 был создан Самаркандский высший педагогический институт (ныне Самаркандский университет им. Алишера Навои). Велись работы по составлению этнографической карты народов Туркестана и сбору этнографических материалов и образцов устного народного творчества (М. С. Андреев, А. А. Диваев, П. И. Зарубин, П. П. Кванов и др.). Археологи переходили к систематическим раскопкам (районы древнего Термеза, Самарканда, Бухары, Хорезма, долина р. Чирчик), давшим значительные материалы для решения проблем древней и средневековой истории У. (М. Е. Массон, Б. П. Денике, А. Ю. Якубовский и др.). Осуществлялось собирание и научное описание восточных рукописей и актовых материалов. Бартольд и его ученики продолжали изучать историю феодализма в Средней Азии и оказали большое влияние на развитие узбекской советской историографии. В центре внимания историков стояли проблемы новой и новейшей истории Узбекистана, революционного и национально-освободительного движений, Октябрьской революции и Гражданской войны, истории партии, колонизаторской политики царизма (С. Айни, П. Г. Антропов, П. Г. Галузо, Д. И. Манжара, С. Д. Муравейский, Л. Резцов, Т. Р. Рыскулов, Ф. Ходжаев и др.). Плодотворными были научные дискуссии о характере Среднеазиатского восстания 1916 (1926) и о Революции 1905—07. (1930). Появились исследования по аграрному: вопросу, о классовом расслоении узбекского дехканства, об аграрных преобразованиях, проводимых Советской властью, зарождении социалистических отношений в кишлаке (А. Икрамов, Е. Зелькина и др.). В середине 30-х годов создаются исторические факультеты в высших учебных заведениях, открылся институт языка, литературы и истории в составе Узбекского филиала АН СССР (с 1943 — институт истории и археологии АН Узбекской ССР). Развернули работы Хорезмская археолого-этнографическая экспедиция АН СССР (руководитель С. П. Толстов), Узбекская археологическая экспедиция (руководители Я. Г. Гулямов, В. А. Шишкин). Этнографические исследования затронули вопросы этногенеза и этнического состава узбекского и каракалпакского народов. Исследования восточных рукописей и актовых материалов (А. А. Семенов, О. Д. Чехович, Р. Г. Мукминова, Р. М. Набиев и др.) посвящены генезису феодального общества. Появились работы по истории общественно-политической мысли (И. М. Муминов, М. М. Хайруллаев и др.). Углубились исследования истории революционного и национально-освободительного движения, Октябрьской революции и Гражданской войны (В. Б. Кастельская, А. В. Пясковский и др.). Всё это позволило создать обобщающий труд: «История народов Узбекистана» (т. 1—2, 1947—50). К достижениям исторической науки Узбекистана 60-х годов относятся: открытие многих памятников каменного века уточнение хозяйственных связей раннеземледельческих общин со скотоводческими племенами (так называемая заманбабинская культура, открытая Я. Г. Гулямовым), изучение истории орошения. Уникальные археологические находки 50—60-х годов (Варахша, Кува, Халчаян, Афрасиаб) привели к созданию капитальных трудов по истории древней культуры и искусства Узбекистана и о месте среднеазиатской цивилизации в истории мировой культуры (Г. А. Пугаченкова, Л. И. Ремпель). Изучаются проблемы этнического состава населения Узбекистана, изменений жизни и быта современного рабочего класса и колхозного крестьянства (Т. А. Жданко, Н. А. Кисляков, С. Мирхасилов, К. Шаниязов и др.). Усилился интерес к вопросам развития политических, экономических и культурных связей Узбекистана с Россией (А. М. Аминов, Б. В. Лунин, С. К. Камалов, Р. Косбергенов, А. С. Садыков, Ю. А. Соколов, Н. А. Халфин, Г. А. Хидоятов и др.). Созданы монографии по истории революционного движения и истории КПСС (П. А. Ковалев, Х. Т. Турсунов и др.), истории Октябрьской революции (И. К. Додонов, М. Г. Вахабов, Я. М. Досумов, К. Е. Житов, Х. Ш. Иноятов, В. П. Харин, Д. И. Сойфер), истории народных революций в Хорезме и Бухаре (А. И. Ишанов, Г. П. Макарова, К. Мухаммедбердыев, Г. Непесов и др.), труды, посвященные разгрому внешней и внутренней контрреволюции (Ю. Н. Алескеров, А. Х. Бабаходжаев, А. И. Зевелев, М. Х. Назаров, Р. А. Нуруллин, Ш. А. Шамагдиев), исследования о рабочем классе Узбекистана (М. А. Ахунова, Л. В. Гентшке, Л. Г. Тетенева, А. Ф. Яцышина), об опыте социалистического строительства в республиках Средней Азии (Ш. А. Абдуллаев, В. Я. Непомнин), об аграрных преобразованиях и колхозном строительстве (Р. Х. Аминова, И. М. Давыдов, О. Б. Джамалов, А. Ю. Ибрагимова, Л. З. Кунакова, А. Раззаков, Г. Р. Ризаев), об индустриальном развитии (В. Ш. Багдасаров, Ш. Н. Ульмасбаев), о культурной революции (К. А. Акилов, А. К. Валиев, Т. Н. Кары-Ниязов, Т. Ирназаров), об Узбекистане в годы Великой Отечественной войны (Т. Д. Джураев, Ж. Калымбетов, В. И. Ефимов). Изданы крупные труды и монографии по истории Коммунистической партии (Х. Гулямов, М. Мусаев, К. Хасанов, Х. Турсунов, В. М. Яковлев), Советов и государственного строительства (А. Агзамходжаев, Д. Алламурадов, Г. Рашидов, Ш. З. Уразаев, М. К. Хакимов). В 1967—1968 годы вышло 2-е, дополненное 4-томное издание «Истории Узбекской ССР», в 1974 — «История Узбекской ССР» (т. 1), «История Каракалпакской АССР» (т. 1—2), в 1969—70 — «История Самарканда» (т. 1—2), в 1976 — «История Бухары».

В развитии историко-партийной науки ведущая роль принадлежит институту истории партии при ЦК КП У. — Узбекскому филиалу института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Институт перевёл и издал на узбекский язык Сочинения В. И. Ленина (по 4-му изданию) и начал издание на узбекском языке Полного собрания сочинений В. И. Ленина, подготовил «КПСС в резолюциях...» и издал на узбекском языке «Капитал» К. Маркса, резолюции и постановления съездов КП У. и КП Туркестана. Укрепляются научные связи историков республик Средней Азии и Казахстана. Историки Узбекистана, Таджикистана, Киргизии, Туркмении и Казахстана издали в 1967 годах коллективные труды «Победа Советской власти в Средней Азии и Казахстане», «История Коммунистических Организаций Средней Азии». Ведётся совместная работа по созданию истории рабочего класса, аграрных социалистических преобразований и культурного строительства. Историки Узбекистана участвуют в создании обобщающих трудов по истории СССР, истории исторической науки и др. Ташкент и Самарканд стали местом многочисленных международных и всесоюзных научных сессий, конференций и симпозиумов.

Экономическая наука. До Октябрьской революции 1917 года экономические исследования на территории Узбекистана велись отдельными учёными и учреждениями Российской империи и определялись главным образом интересами колониальной политики царизма и русской буржуазии в Туркестане. Некоторые сведения о развитии производительных сил прежде всего в хлопководстве, ирригационном строительстве, промышленности, а также об аграрных отношениях, перспективах хозяйственного освоения новых земель и использования сырьевых ресурсов содержатся в многочисленных отчётах туркестанских генерал-губернаторов (с конца 1860), отчёте по ревизии Туркестанского края, произведённой К. К. Паленом (издан в 1909—11, в 19 томах), исследованиях С. И. Гулишамбарова «Экономический обзор Туркестанского района, обслуживаемого Среднеазиатской железной дорогой» (части 1—3, 1913), В. Н. Оглоблина «Промышленность и торговля Туркестана» (1914), В. В. Заорской и К. А. Александера «Промышленные заведения Туркестанского края» (1915), а также в статистических еженедельниках по Ферганской, Самаркандской и Сырдарьинской областям.

В годы социалистического строительства созданы условия для развития экономической науки. Важную роль в этом в 20-е годы сыграли основанный в 1921 году Научно-исследовательский семинарий экономики и организации сельского хозяйства сельскохозяйственного факультета Среднеазиатского государственного университета (САГУ), Финансово-экономическое бюро наркомфина Туркестанской АССР (основано в 1922), Комиссия по обследованию кишлака и аула в Средней Азии при уполномоченном Совета труда и обороны (основана в 1925), Экономическое научно-исследовательское бюро факультета советского хозяйства и права САГУ (основано в 1926), институт экономических исследований (основан в 1927) Среднеазиатского Госплана, Научно-исследовательский экономический институт (основан в 1928). Эти организации, во главе которых стояли экономисты Г. Н. Черданцев, Н. Н. Кажанов, Н. К. Ярошевич и где работали Ю. И. Пославский, А. И. Головин, В. В. Русинов, В. С. Батраков, М. А. Стеценко, С. Ф. Архангельский и др., особое внимание уделяли анализу социально-экономического развития отдельных районов Туркестана (в том числе Узбекистана), изменений, происходивших на селе, проблемам восстановления сельского хозяйства и промышленности, экономического районирования и хозяйственной консолидации республик Средней Азии. Экономисты Туркестанской АССР возглавили работу по проведению демографической, сельскохозяйственной и промышленной переписи (1920), подготовили сборник «Среднеазиатский экономический район» под редакцией Ю. И. Пославского и Г. Н. Черданцева (1922). В 1926—27 было издано 10 монографий «Современный кишлак Средней Азии», имевших большое значение для проведения в среднеазиатских республиках земельно-водных реформ и для подготовки условий социалистического реорганизации сельского хозяйства. Были опубликованы исследования по актуальным проблемам проведения налоговой и кредитной реформ 1930—31, осуществления политики индустриализации и коллективизации сельского хозяйства, рациональному размещению производительных сил.

В экономической науке Узбекистана послевоенных лет складывается ряд направлений, каждое из которых органически связано с изучением и теоретическим обобщением практики коммунистического строительства, закономерностей и особенностей строительства социализма в Узбекистане (минуя капитализм). Результаты исследований опубликованы в виде монографий (научные руководители А. М. Аминов, О. Б. Джамалов). В 60-х — 1-й половине 70-х годов разрабатывались проблемы развития отраслей народного хозяйства Узбекистана, сближения двух форм социалистической собственности, совершенствования производственных отношений, ликвидации существенных различий между городом и деревней. Ведётся разработка научных основ развития производительных сил Узбекистана, крупных территориально-производственных комплексов. Советом по изучению производительных сил и институтом экономики АН Узбекской ССР с участием других организаций составлена генеральная схема развития и размещения производительных сил республики на длительную перспективу, подготовлены работы по комплексному развитию Ферганской долины, Ангрен-Алмалыкского горнопромышленного района, Бухаро-Навоийского и Нижнеамударьинского территориально-производственных комплексов. К. Н. Бедринцевым, И. И. Искандеровым, К. И. Панкиным, З. М. Акрамовым, Ш. Н. Закировым, Б. А. Пальминым опубликован цикл работ «Производительные силы Узбекистана за 50 лет и проблемы их комплексного развития». Узбекскими экономистами разрабатываются узловые проблемы совершенствования балансового метода в планировании, методологии и методики определения эффективности капитальных вложений, основных фондов и новой техники. Анализировались проблемы социалистического воспроизводства и баланса народного хозяйства, научно-технического прогресса, что позволило разработать методику долгосрочного прогнозирования темпов развития и пропорций народного хозяйства У. [С. К. Зиядуллаев, «Промышленность Узбекистана и основные экономические проблемы ее развития» (1967), «Планирование и развитие экономики Узбекской ССР» (1972), И. И. Искандеров, «Экономические проблемы развития текстильной промышленности в Узбекистане» (1969), «Текстильная промышленность Узбекистана» (1974), коллективные монографии «Экономика химической промышленности Узбекистана» (1968), «Воспроизводство валового продукта в промышленности Узбекской ССР» (1972) и др.].

В области сельского хозяйства исследуются вопросы оптимизации развития народно-хозяйственного хлопкового комплекса, интенсификации сельскохозяйственного производства, размещения и специализации, эффективности капитальных вложений, комплексной механизации и химизации, совершенствования материального стимулирования. Под руководством К. И. Лапкина разработаны чёткая система сельскохозяйственного районирования и специализации сельскохозяйственного производства, оптимальные размеры сельскохозяйственных предприятий, составлен научный прогноз развития сельского хозяйства республики, опубликована коллективная монография «Системы ведения сельского хозяйства Узбекской ССР» (1973). Усилия учёных-экономистов Узбекистана сосредоточены на экономических проблемах орошения и освоения целинных земель, планового ценообразования на сельскохозяйственную продукцию, рентабельности производства в колхозах и совхозах.

В 70-е годы значительное развитие получили разработка проблем закономерностей и региональных особенностей воспроизводства населения и трудовых ресурсов, экономической эффективности научных исследований, анализ процессов социально-экономического развития республики. Завершается составление долгосрочного комплексного плана социально-экономического развития Ташкента, а также комплексных планов социально-экономического развития отдельных крупных предприятий промышленности, строительства, колхозов, совхозов республики. Центры экономической науки Узбекистана: институт экономики АН Узбекской ССР (основан в 1943), Среднеазиатский НИИ экономики сельского хозяйства (основан в 1958), филиал Всесоюзного НИИ по изучению спроса населения на товары народного потребления и конъюнктуры торговли министерства торговли СССР (основан в 1966), филиал Центрального института научной организации труда и управления (основан в 1968), Ташкентский институт народного хозяйства (основан в 1931), Самаркандский кооперативный институт им. В. В. Куйбышева (основан в 1936). Экономические исследования ведутся на более чем 60 экономических кафедрах вузов, в 45 экономических отделах неэкономических отраслевых НИИ. Статьи узбекских экономистов публикуются в журналах «Экономика и жизнь» (с 1959), «Общественные науки в Узбекистане» (с 1961), а также в многочисленных сборниках научных трудов вузов и НИИ.

Юридическая наука. Развитие юридической науки в Узбекистане началось только после Великой Октябрьской социалистической революции. В 1918 в Ташкенте в составе Туркестанского народного университета был открыт социально-экономический факультет с правовым и экономическим отделениями (с созданием в сентябре 1920 Туркестанского государственного университета правовое отделение было преобразовано в НИИ права). К 1930 были образованы первые правовые кафедры при ряде других вузов, появились научные труды по отдельным проблемам государства и права. Значительную роль в развитии юридической науки сыграло создание Среднеазиатского коммунистического университета с отделением советского строительства и права. В 1931 был организован НИИ советского строительства и права при СНК Узбекской ССР; в 1938 создан Ташкентский юридический институт (ныне — юридический факультет Ташкентского университета им. В. И. Ленина). После Великой Отечественной войны был создан институт философии и права в системе АН Узбекской ССР, открыты в Ташкенте Высшая школа МВД СССР и научно-исследовательский институт судебной экспертизы, созданы правовые кафедры при некоторых вузах республики. В Узбекистане в области юридической науки работает (1976) около 130 докторов и кандидатов наук.

Учёными-юристами Узбекистана опубликованы серьёзные монографические исследования по актуальным проблемам государства и права, в том числе коллективные работы «История советского государства и права Узбекистана». 1—3, 1960—68) и «Государственное строительство и право в Узбекской ССР» (1974). Значительную роль в развитии юридической науки в Узбекистане сыграла Х. С. Сулайманова (Собрание сочинений, т. 1—3, 1967—1971). Многие проблемы национальной советской государственности народов Средней Азии получили освещение в трудах Ш. З. Уразаева («В. И. Ленин и строительство советской государственности в Туркестане», 1967), А. И. Ишанова («Бухарская Народная Советская Республика», 1969), А. А. Агзамходжаева («Образование и развитие Узбекской ССР», 1971), а также в работах М. Х. Хакимова («Развитие советской национальной государственности в Узбекистане в период перехода к социализму», 1965), М. С. Васиковой («Законодательная деятельность Узбекской ССР», 1973). Кроме того, учёными-правоведами Узбекистана разрабатываются вопросы гражданского права (Х. Р. Рахманкулов, «Договоры в сфере товарооборота между промышленностью и сельским хозяйством», 1969), земельно-водного права (И. Д. Джалилов, «Возникновение и развитие советского земельного права в Узбекистане», 1970), семейно-брачного права (Я. Е. Песин, «Развитие семейно-правовых гарантий прав женщин в Узбекистане», 1971). уголовного права и процесса (Г. П. Саркисянц, «Защитник в уголовном процессе», 1971; Г. А. Ахмедов, «Компетенция союзной республики в области уголовного законодательства», 1972) и др. Теоретическая работа ведётся в тесном контакте с учёными-юристами др. среднеазиатских республик, а также при большой поддержке крупных учёных и научных центров РСФСР.

3. Научные учреждения.

За годы Советской власти в Узбекистане создана разветвленная сеть научных учреждений. К началу 1976 года насчитывалось (включая вузы) 195 научно-исследовательских учреждений (94 в 1940). Ведущий научный центр — Академия наук Узбекской ССР. В её составе 7 отделении, филиал в Каракалпакской АССР и 30 научных учреждений. На 1 января 1976 число научных работников Узбекистана составило около 31 тыс. (3 тыс. в 1940, 10,3 тыс. в 1960), из них 745 докторов и 10 505 кандидатов наук. В республике работают 1 академик и 1 член-корреспондент АН СССР, 2 академика и 2 член-корреспондента АПН СССР, 1 академик и 5 членов-корреспондентов АМН СССР, 4 академика и 5 членов-корреспондентов ВАСХНИЛ, 45 академиков и 51 членов-корреспондентов АН Узбекской ССР. Координацию научных работ осуществляют: в области естественных и общественных наук — АН Узбекской ССР; в области сельскохозяйственных наук — Среднеазиатское отделение ВАСХНИЛ (с 1972), Координационный совет по вилту (по борьбе с вилтом хлопчатника). Научные учреждения поддерживают творческие связи с учреждениями братских союзных республик. Ведутся научные работы по совместной программе с АН Казахстана, Туркменистана, Таджикистана, Киргизии (сейсмология, освоение пустынных и полупустынных районов, технические растения, развитие и размещение производительных сил, история, литературоведение и т.д.).

Укрепляются систематические контакты с научными учреждениями зарубежных стран. Учёные Узбекистана участвуют в международных конгрессах и конференциях, проводят научные исследования по программам СЭВ в области химии алкалоидов и стеринов, культивирования водорослей, по международным программам (Международный геофизический год. Международный год спокойного Солнца, изучение верхней мантии Земли, широтные измерения), осуществляют совместные работы с США по гелиотехнике, с Индией по химии природных соединений и ирригации, изучению материальной и духовной культуры народов Востока и т.д. Издающиеся в АН Узбекской ССР всесоюзные журналы «Гелиотехника» (с 1965), «Химия природных соединений» (с 1965) переводятся на английский язык и переиздаются в США.

Садыков А. С., Наука Советского Узбекистана, в кн.: Ленин и современная наука, т. 2, М., 1970; его же, Истоки и развитие науки Советского Узбекистана, в кн.: Наука Союза ССР, М., 1972: Наука в Узбекистане, т. 1—2, Таш., 1974: История Узбекской ССР, Таш., 1974; Из истории распространения марксистско-ленинских идей в Узбекистане, Таш., 1962; Муминов И. М., Выдающиеся мыслители Средней Азии, М., 1966; История философии в СССР, т. 1—4, М., 1968—71.

XIII. Печать, радиовещание, телевидение.

До Октябрьской революции 1917 года на территории Узбекистана было 25 небольших типографий и литографий, обслуживавших в основном нужды русской администрации. В 1913 году вышло 56 названий книг тиражом 118 тысяч экземпляров, из них 33 на узбекском языке тиражом 79 тысяч экземпляров. В 1920 было образовано первое на Советском Востоке Туркестанское государственное издательство, на базе которого после национально-государственного размежевания в 1924 созданы издательства среднеазиатских республик. В 1925 выпущено 334 названия книг и брошюр тиражом 1508 тыс. экземпляров. В 1925 Узгосиздат выпустил на узбекском языке речь В. И. Ленина на 3-м съезде комсомола, в 1926 — сборник работ Ленина по национальному вопросу. В 1940 тираж книг составил 11,2 млн. экземпляров, а в 1960 — около 20 млн. экземпляров. В 1975 в Узбекистане действовало 7 книжных издательств [«Узбекистан», издательство литературы и искусства им. Г. Гуляма, «Укитувчи» («Учитель»), «Ёш гвардия» («Молодая гвардия»), «Фан» («Наука»), «Медицина», «Каракалпакистан» («Каракалпакия»)], кроме того, имеются Главная редакция Узбекской советской энциклопедии и Газетно-журнальное издательство ЦК КП Узбекской ССР. В 1975 книжно-журнальными издательствами выпущено 2280 названий книг, брошюр, журналов и прочей продукции (кроме газет) тиражом свыше 47 млн. экземпляров. К 1975 вышло 6 томов первой национальной Узбекской советской энциклопедии (в 15 томах). В республике имеются Среднеазиатское отделение центрального издательства Внешторгиздат, Ташкентское отделение издательства «Прогресс», которое выпускает политическую и художественную литературу на восточных языках (арабском, персидском и др.).

Первая газета на узбекском языке выходила как приложение к правительственной газете «Туркестанские ведомости» (1870), с 1883 она стала выходить отдельно под названием «Туркистон вилоятининг газети» («Туркестанская туземная газета») тиражом 500—600 экземпляров. В конце 19 века начали издаваться частные газеты на русском языке. С возникновением в крае социал-демократического движения появилась большевистская печать. Начав в 1904 с листовок, социал-демократы в 1905—07 перешли к выпуску нелегальных газет «Рабочий», «Солдатский листок — Правда»; легальными органами большевиков стали газеты «Русский Туркестан», «Самарканд». В 1914 издавалось 14 газет, в том числе 1 газета на узбекском языке.

Начало партийно-советской печати на узбекском языке положила газета «Иштирокиюн» («Коммунист», с 1918). В 1924 выходило 16 газет на местных языках. В годы проведения земельно-водных реформ, индустриализации и коллективизации были организованы газеты «Камбагал дехкон» («Бедняк-дехканин»), «Ишчи» («Рабочий»), «Колхоз йули» («Колхозный путь») и др. В 1975 выходило 256 изданий газет, в том числе 15 республиканских, 22 областные, 4 газеты автономных республики, 143 городские и районные, 72 низовые и колхозные общим тиражом 881,1 млн. экземпляров; на узбекском языке выпускалось 169 газет. Республиканские газеты: на узбекском языке — «Совет Узбекистони» («Советский Узбекистан», с 1918), «Еш ленинчи» («Молодой ленинец», с 1925), «Узбекистон маданияти» («Культура Узбекистана», с 1956), «Укитувчилар газетаси» («Учительская газета», с 1931), «Ленин учкуни» («Ленинская искра», с 1929); на русском языке — «Правда Востока» (с 1917), «Комсомолец Узбекистана» (с 1926), «Пионер Востока» (с 1927); на узбекском и русском языках — «Кишлок хакикати» («Сельская правда», с 1974), на таджикском языке — «Хакикати Узбекистон» («Узбекистанская правда», с 1924), на крымско-татарском языке — «Ленин байрагъы» («Ленинское знамя», с 1957) и др.

Издаются партийные, общественно-политические, молодёжные, литературно-художественные, научные, технические, сатирические и другие журналы: «Коммунист Узбекистана» (на узбекском языке, с 1925, и русском языке, с 1960). «Партийная жизнь» (на узбекском и русском языках, с 1958), «Шарк юлдузи» («Звезда Востока», с 1933), «Гулистан» («Цветник», с 1925), «Муштум» («Кулак», с 1923) и др. В 1975 году выходило 141 журнальное издание годовым тиражом 134,4 млн. экземпляров, в том числе блокнот агитатора, 41 журнал, 48 изданий «Трудов», «Учёных записок», 38 бюллетеней и др.

В Ташкенте находится Узбекское информационное агентство (УзТАГ). В 1921 в Ташкенте по указанию Ленина была построена первая в Средней Азии радиостанция, проводившая с 1922 пробные передачи. 11 февраля 1927 начала работать первая широковещательная радиостанция. В 1975 среднесуточный объём 3-программного радиовещания составлял 35 ч. Передачи ведутся на узбекском, русском, таджикском, казахском, каракалпакском, татарском, уйгурском языках. Транслируются передачи из Москвы в объёме 32 ч в сутки. С 1947 ведутся радиопередачи из Ташкента для зарубежных слушателей (в 1975 7 ч в сутки на английском, фарси, арабском, хинди, урду, уйгурском, узбекском языках). В 1956 начались регулярные телепередачи. В 1974 по 3 программам телевидения велись передачи на узбекском, русском, казахском языках; объём республиканского телевидения составлял 11 ч в сутки. Ретранслируются телепередачи из Москвы, Фрунзе, Душанбе (общий объём 15 ч в сутки). В Ташкенте находятся телецентр, радиодом, творческое объединение «Узбектелефильм».

Эрназаров Т. Э., Расцвет народной печати в Узбекистане, Таш., 1968; Юлдашев З. И., Развитие книгоиздательского дела в Узбекистане, [Таш., 1969]; Сафаров Р. А., Пресса Узбекистана в коммунистическом строительстве. Таш., 1973; Есин А. Ф., Радио и телевидение Узбекистана, Таш., 1975; Эрназаров Т. Э., Акбаров А. И., История печати Туркестана, Таш., 1976.

XIV. Литература.

В богатом и разнообразном устно-поэтическом творчестве узбекского народа большое место занимают сказки: о животных, волшебно-фантастические и бытовые. Среди последних выделяется жанр латифа (анекдот), циклы которого сложились вокруг шутников-балагуров Алдара Кусы, Каля-плешивца и народного мудреца и острослова Насреддина Афанди. В демократических народных вариантах латифа немало черт социальной сатиры. Широкое распространение получил также эпический жанр дастана. Записано более 200 текстов (80 сюжетов) от 50 сказителей: героический эпос «Алпамыш», героико-романтический эпос «Гороглы» (более 40 сюжетов), воинская повесть «Юсуф и Ахмед», романтические дастаны авантюрно-новеллистического и сказочно-фантастического содержания. По генетическому признаку они подразделяются на фольклорные («Тахир и Зухра», «Ширин и Шакар», цикл «Рустамхон» и др.) и книжные. Сюжеты книжных, как правило, заимствованы из классических произведений на арабском, персо-таджикском или староузбекском языках: «Фархад и Ширины, «Лейли и Меджнун», «Юсуф и Зулейха» и др. В отличие от прошлых веков, современные дастаны изображают конкретно-историческую действительность («Хасан-батрак», «Джизакское восстание» и др.).

В становлении узбекской письменной литературы значительную роль сыграла классическая литература на языке фарси, развивавшаяся до 11 века на территории Средней Азии. До исламская культура тюрков представлена незначительным числом письменных памятников на различных древних тюркских языках: орхоно-енисейские надписи (7—12 века), «Покаянная молитва манихейцев» (5 в.), написанная древнеуйгурским письмом. В силу большой близости тюркских языков памятники такого рода представляют особый культурный и научный интерес для всех тюрко-язычных народов, так же как и созданные в более позднее время уже на основе этических норм ислама дидактических произв. «Знание, дающее счастье» (1069) Юсуфа Баласагуни, «Подарок истин» (кон. 12 — нач. 13 вв.) Ахмада Югнаки. Выделяется «Словарь тюркских наречий» (1072—74), составленный Махмудом Кашгари.

Начиная с 14 века узбекская литература развивалась весьма интенсивно и представлена разнообразными жанрами: лирической и эпической поэзией, элегическими стихами, романтическими дастанами, мемуарной литературой в прозе, историографией. Начинает проникать светская тематика (любовно-романтическая поэма на библейско-коранический сюжет «Юсуф и Зулейха» Дурбека, конец 14 — начало 15 вв.). Появились многочисленные переводы произведений художественной литературы с языка фарси на узбекский язык и с узбекского языка на фарси.

С конца 14 века культурным центром стал Самарканд, в котором жили многие поэты и учёные, учились знаменитые поэты Джами (1414—92) и Алишер Навои (1441—1501). Вторым центром культуры Средней Азии и Хорасана в 15 веке стал Герат. Здесь проводились большие филологические исследования, собирались рукописи ценных литературных произведений. В 15 веке возросло значение литературы на тюркском языке. Одним из ярких её представителей был Лутфи (около 1367—1465), воспевший в поэме «Гуль и Новруз» (1411) идеальную любовь. Особое место занимает творчество Навои. Свою лирику на тюркском языке он объединил в четыре сборника — дивана под аллегорическим названиями «Чудеса детства», «Редкости юности», «Диковины средних лет», «Назидания старости», включив в них лучшие свои произведения: касыды, газели, кыт’а, рубаи и др. В богатейшем наследии Навои выделяется его «Пятерица» — первый на тюркском языке «ответ» на одноимённое творение Низами Гянджеви. В антологии «Собрание утончённых» (1491) Навои даёт краткую характеристику крупных поэтов 15 века. Во многих сочинениях он затронул проблемы эстетики и теории литературы; немало способствовал развитию тюркского стихосложения (трактат «Весы размеров»). Навои вывел узбекскую литературу на мировую арену. Литература 16—1-й половины 19 вв. развивалась по двум линиям — придворно-панегирической и демократической. В оппозицию существующему строю часто вставали различные аскетически-отшельнические группы, распространённые в то время в Средней Азии как разновидности активного дервишества (см. Дервиши). Некоторые из них сочиняли стихи мистического содержания, распространяли суфизм (см. Суфийская литература).

Исторические события 16 века отразились в героической поэме «Шейбани-наме» (1506) Мухаммеда Салиха (1455—1535), в творчестве Захиреддина Мухаммеда Бабура (1483—1530). До нас дошли его небольшой лирический диван и автобиографический труд «Бабур-наме». Но в произведениях Салиха и Бабура исторические события нередко получали тенденциозное освещение. Сочинения правителя Хивы Абулгази (1603—63) «Родословная туркмен» и «Родословная тюрков» (незакончен) содержат ценные сведения по истории туркмен, узбеков, каракалпаков, казахов, а также много народных легенд, преданий, сказаний, пословиц и поговорок. Значительный вклад в литературу 16 века внёс Ходжа (Пошшоходжа) рассказами «Ключ справедливости» и «Цветник». В период существования трёх самостоятельных ханств (Бухарского, Хивинского, Кокандского) народную тенденцию в литературе выражали видные представители демократической поэзии — Турди (17— начало 18 вв.) и Бабарахим Машраб (1657—1711), резко осудившие произвол феодальных правителей. Усиливается влияние фольклора на письменную литературу, укрепляются взаимосвязи и взаимовоздействия литератур народов Средней Азии. «Киссаи Сайфуль-мулюк» (начало 16 в.) Меджлиси — творческая переработка любовно-приключенческой темы из книги «Тысяча и одна ночь». В 1793—96 поэт Сайкалн создал дастан «Бахрам и Гуландам», любовно-приключенческий дастан «Хамро и Хурлико», получивший широкое распространение среди туркмен под названием «Хюрлукга и Хамра». Поэт 17—18 вв. Саййоди литературно обработал один из лучших фольклорных памятников — дастан «Тахир и Зухра», который популярен у многих народов Передней и Средней Азии. В 18—19 вв. основными литературными центрами становятся Ферганская долина, Хорезм и Бухара. В Хивинском ханстве известность получил поэт и историк Равнак Пахлавонкули, творчество которого проникнуто пессимистическими настроениями. Мотивы разочарования содержит и поэзия Нишати Хорезми, испытавшего заметное влияние Навои и азербайджанского поэта Физули.

В конце 18 — начале 19 веков выдвинулись поэтессы Надира (1791—1842), Увайси (80-е гг. 18 в. — около 1850) и Махзуна. Их творчеству свойственны формальное совершенство стиха и традиционная любовная тематика. В 1-й половине 19 в. передовое направление общественной мысли возглавили поэты Мухаммед Шариф Гульхани (конец 18 — начало 19 вв.), Махмур (умер 1844), Агахи (1809—74). Сочинение «Рассказы о Сове, или Поговорки» Гульхани, написанное в форме народной сказки по мотивам книги «Беседа птиц» поэта 12 в. Аттара, — блестящий памфлет против феодалов-правителей, реакционного духовенства и нравственно опустошённых придворных. Популярность обрели сатирические сочинения Махмура. Шедевром узбекской классической литературы стало поэтическое наследие поэта и историка Муниса Хорезми (1778—1829). Ему принадлежат также сочинения «Трактат о грамотности» (1804) и исторический труд «Сад счастья» (незакончен); эту работу завершил Агахи, оставивший также обширный диван «Талисман влюблённых».

Литература 2-й половины 19 — начала 20 веков формировалась под возрастающим влиянием русской культуры, чему способствовало присоединение Средней Азии к России. Появляются переводы произведений русских писателей на узбекском языке. Передовые поэты воспевали русскую культуру, выступали против невежества, косности, консерватизма. Видными представителями прогрессивно-демократического крыла узбекской литературы были поэты Мукими (1851—1903), Закирджан Фуркат (1858—1909), Завки (1853—1921), Аваз Отар (1884—1919), поэтессы Дилшад и Анбар-Атин (1870—1915), которые ввели в литературу социальную и общественно-политическую тематику, положив начало реалистическому изображению действительности. Демократическое направление прокладывало себе путь в борьбе с идеологией буржуазно-националистического движения конца 19 века — джадидизма. Благодаря просветительским начинаниям джадидов к ним временно примкнули многие представители интеллигенции, в том числе писатели, но впоследствии большинство из них отказалось от идейных позиций джадидизма и стало на защиту завоеваний Октябрьской революции. В числе таких литераторов были и основоположники советской узбекской литературы Хамза Хаким-заде Ниязи (1889—1929) и Садриддин Айни (1878—1954); последний, таджик по национальности, считается основоположником и таджикской советской литературы. Творчество основоположника советской узбекской литературы Хамзы формировалось под влиянием русских писателей, особенно драматургов и демократической поэзии. Хамза в 1915 создал театральную труппу из молодёжи, сам писал пьесы на местные темы. Творческое дарование Айни начало развиваться в ханской Бухаре, где в литературе сохранялись старые традиции. В ту пору эпистолярная проза была единственным видом нерифмованного письма. Айни начал прокладывать путь демократизации узбекского языка в том же эпистолярном жанре. В стихотворении «Марш свободы» (1918) Айни приветствовал Октябрьскую социалистическую революцию 1917 в России.

Узбекская советская литература.

Октябрьская революция принесла с собой подлинное возрождение культуры узбекского народа, открыла широкие возможности для расцвета народных талантов. Зачинателями узбекской советской литературы стали наиболее передовые представители дореволюционной интеллигенции — Хамза, Айни и Абдулла Кадыри (1894—1940). В литературу пришло немало молодых писателей — Айбек (1905—68), Гафур Гулям (1903—66), Абдулла Каххар (1907—68), Хамид Алим-джан (1909—44), Уйгун (р. 1905), Камиль Яшен (р. 1909), — создавших основы узбекской советской литературы, главным содержанием которой стали завоевания революции и социалистическая действительность. Злободневной оставалась тема раскрепощения женщины, получившая освещение ещё в дореволюционной литературе. Большое место занимала сельская тематика. Появились политическая сатира, фельетон, памфлет. Сатирическая литература разоблачала реакционное мусульманское духовенство, а также антинародную деятельность баев, торговой буржуазии. В сатирическом журнале «Муштум» («Кулак», основан в 1923) печатались как представители старшего поколения (Айни, Кадыри и др.), так и молодёжь (Каххар, Гафур Гулям и др.). Борьба масс, героизм народа при построении социалистического общества нашли полное отражение в художественной литературе. Герой — строитель новой жизни начал вытеснять из литературы героя — жертву социальной несправедливости. Новым методом изображения действительности стал социалистический реализм.

Однако новый метод утвердился в узбекской литературе не сразу. Многие писатели продолжали воспевать некую абстрактную любовь. Узбекская литература не была свободна от влияния таких течений, как футуризм, урбанизм и др. Однако они не получили широкого распространения. Идейно-эстетическая борьба приводила к созданию организаций для сплочения единомышленников. В 1928 в Ташкенте возникла Узбекская ассоциация пролетарских писателей (Узбекская АПП); в Самарканде писатели, большинство которых придерживалось современной ориентации, объединились в обществе «Кизил калам» («Красное перо»). Обе эти организации сыграли большую роль в становлении узбекской советской литературы. В 1934 создан Союз писателей У. Съезды СП У.: 1-й — май 1934; 2-й — апрель 1939; 3-й — август 1954; 4-й — октябрь 1958; 5-й — май 1965; 6-й — апрель 1971; 7-й — апрель 1976.

Наряду с письменной литературой обогатилось и народное творчество. Лучшие представители народной поэзии (Пулкан-шаир, 1874—1941; Эргаш Джуманбульбуль-оглы, 1868—1937; Фазыл Юлдаш-оглы, 1872—1955; Ислам Назар-оглы, 1874—1953, и др.) с первых же лет Советской власти отражали революционные события, клеймили противников нового строя, выступали за обновление быта.

В 20—30-е годы в узбекской советской литературе преобладала поэзия, тесно связанная с традициями богатой классической литературы. Однако молодые поэты часто ломали традиционные рамки стиха. В результате борьбы между сторонниками старых, классических, и новых форм основная слоговая форма народной поэзии «бармок» потеснила квантитативную систему (аруз). Интимная лирика уступила место гражданской; абстрактные лирические образы и символы отходили в прошлое, уступая место конкретным задачам. Большое место в литературе занимала тема труда. В отличие от поэтов прошлого, показывавших изнурительный труд, не приносящий людям радости, советские узбекские поэты воспевали труд раскрепощенный. Изменился и облик лирического героя (стихи Гайрати,1905—76; Максуда Шейх-заде, 1908—67; Абдуллы Сабира, 1905—1972: Миртемира, р. 1910; Зульфии, р. 1915, и др.).

В советское время открылись большие возможности для становления прозы, которая в начале 20 века была представлена в основном малыми жанрами (рассказы, повести Хамзы, Кадыри и др.). В 20—30-е годы утвердился жанр исторического и бытового романа: «Минувшие дни» (1925), «Скорпион из алтаря» (1929) Кадыри, «Мираж» (1937) Каххара, «Враг» (1939) Х. Шамса, и др. Писатели стремятся создать образ нового героя, работают над повышением художественного мастерства. Но в творчестве отдельных авторов в 30-е годы ещё не были изжиты шаблоны, трафаретность ситуаций, прямолинейность.

В годы Великой Отечественной войны 1941— 1945 годы преобладала публицистическая поэзия. Популярность приобрели стихи Гафура Гуляма («Ты не сирота», «Я — еврей»), Алимджана (сборники стихов «Мать и сын», 1942, «Вера», 1943), Уйгуна, Шейхзаде и др. Некоторые произведения узбекской поэзии были созданы непосредственно на фронтах войны. Художественная проза развивалась главным образом в жанрах очерка и рассказа. Очеркисты военных лет писали о трудовых подвигах узбекского народа в тылу. Интерес писателей был обращен и к исторической тематике: историческая драма в стихах «Муканна» (1942—43) Алимджана, историко-биографический роман «Навои» (1945) Айбека.

В послевоенное время узбекская литература отличается разнообразием тематики, жанров и форм. Новеллистика и публицистика военных лет в известной степени подготовили осмысление воинского подвига народа в эпических жанрах прозы — повести и романе, которые после войны, а ещё более в 50—60-е годы получили бурное развитие. Событиям войны посвящены романы «Настоящая любовь» (1957) Ибрагима Рахима (р. 1916), «Солнце не померкнет» (1958) Айбека. «Годы в шинелях» Шухрата (р. 1918), «Горизонт» Сайда Ахмада (р. 1920). Труд советских людей в годы войны нашёл отражение в романе Шарафа Рашидова (р. 1917) «Могучая волна» (1964). Внимание прозаиков было обращено также на создание масштабных произведений, посвящённых современной узбекской деревне: роман «Ветер золотой долины» (1950) Айбека, роман «Огни Кошчинара» (1951—52) и остроконфликтная повесть «Птичка-невеличка» (1958) Каххара, роман «Преданность» (1958) Ибрагима Рахима, повесть «Победители» (1951) и роман «Сильнее бури» (1958) Ш. Рашидова. Значительное место занимает историко-революционная тема: романы Айбека «Великий путь» (1967), Ха-мида Гуляма (р. 1919) «Светоч» (1958), Мирзы-Калона Исмаили (р. 1908) «Фергана до рассвета» (1958, 2-я редакция 1966), Джуманияза Шарипова (р. 1911) «Хорезм» (1960—69). Аскад Мухтар (р. 1920) роман «Сестры» (1954) посвятил зарождению рабочего класса в Узбекистане. К проблемам морали Мухтар обратился в романе «Рождение» (1961). Характерная черта творчества этого писателя — внимание к преемственности революционно-исторических и прогрессивных культурных традиций — ярко проявилась в романе «Чинара» (1970). Одной из важных тем являются духовный облик, жизнь и труд молодого современника: романы Примкула Кадырова (р. 1928) «Три корня» (1958) и «Чёрные глаза» (1966), Адыла Якубова (р. 1926) «Трудно быть мужчиной» (1965), Мирмухсина (р. 1921) «Умид» (1969). Идеей пролетарского интернационализма проникнут роман «Его величество Человек» (1969) Рахмата Файзи (р. 1918). В 60-е гг. получают дальнейшее развитие повесть [в творчестве Каххара, Сайда Ахмада, Мухтара, Айбека, Ульмаса Умарбекова (р. 1934), Кадырова, Якубова и др.], мемуарная литература: «Детство» (1962) Айбека, «Сказки о былом» (1965) Каххара, «День проклятий и день надежд» (1970) Назира Сафарова (р. 1905) и др. В послевоенные годы достигает зрелости узбекская советская поэзия. Жанрово разнообразная, она отражает богатство духовной жизни советского человека. Лирика Гафура Гуляма, Уйгуна, Зульфии, Шейхзаде, Миртемира, Сайды Зуннуновой и других поэтов отличается высоким гражданским пафосом, тонким и разносторонним мастерством; успешно развивается жанр поэмы, главным образом лирической, в творчестве Мирмухсина, Хамида Гуляма, Эркина Вахидова (р. 1936), Тураба Тулы (р. 1918) и др.

Драматургия в узбекской литературе — явление новое. Первые драматические произведения на узбекском языке на социально-бытовые и лирические темы появились в начале 20 в. (Хамза, Кадыри и др.). Узбекская советская драматургия с первых дней своего развития была социально направленной. Особенно целеустремлённым и многожанровым было творчество Хамзы, работавшего в контакте с театром. Известность принесли ему первая советская узбекская драма «Бай и батрак» (1918), комедия «Проделки Майсары» (1926) и особенно драма «Тайны паранджи» (1926). В 20-е годы начинается творческий путь К. Яшена — автора пьес «Глухой» (1926), «Лолахон» (1927); он написал также драму «Два коммуниста» (1928; переработана в 1934 под названием «Разгром»). В драматургии 30-х годов ведущими были темы революции и борьбы с буржуазными националистами и кулаками. По-прежнему острой оставалась тема раскрепощения женщины. Всенародная трагедия военных лет нашла сценическое воплощение в пьесах «Смерть оккупантам» (1942), «Афтобхон» Яшена и др. Значительное место заняли историко-биографические пьесы «Алишер Навои» (1940) Уйгуна и Иззата Султанова (р. 1910), «Муканна» (1942—1943) Алимджана и др. В послевоенные, а также в 50—60-е годы драматурги более широко показывали новые черты современной деревни, духовное богатство создателей материальных ценностей: «Любовь» (1946) Туйгуна, «Навбахор» (1948, поставлен 1949) Уйгуна, «Шёлковое сюзане» (1950, поставлен 1952) Каххара, «Верность» (1958) Якубова и др. Острым проблемам современной жизни Узбекистана, борьбе с пережитками прошлого посвящены комедии «Сердечные тайны» (1953) Б. Рахманова (р. 1915), «Больные зубы» (1954) Каххара. Героическое прошлое узбекского народа раскрыто в послевоенных пьесах «Заря Востока» (1948) Н. Сафарова (р. 1905), «Путеводная звезда» (поставлена 1957, опубликована 1958) Яшена, «Неизвестный» (1963) Султанова и др. Актуальные проблемы времени поднимают Уйгун в пьесах «Хуррият» (поставлена 1958, опубликована 1959) и «Друзья» (1961), Шейхзаде — в историко-биографической трагедии «Мирза Улугбек» (1961), Сарвар Азимов — в пьесах «Кровавый мираж» (1964), «Драма века» (1968) и др.

При Союзе писателей Узбекистана существует секция русской литературы, объединившая русских писателей, творчество которых неразрывно связано с жизнью республики. К жанру исторического романа было обращено творчество С. П. Бородина (1902—74; трилогия «Звёзды над Самаркандом», 1953—72). Дореволюционному Туркестану посвящён роман «Чаша терпения» (ч. 1—2, 1964—68) А. А. Удалова (р. 1914); исторический путь народов Средней Азии, их присоединение к России показаны в трилогии «Гнёт» (1957— 1962) А. В. Алматинской (1884—1973); становление Советской власти в Средней Азии нашло отражение в романе «Набат» (книги 1—2, 1958) М. И. Шевердина (р. 1899). Ему же принадлежат исторические романы «Санджар непобедимый» (1946) и «Тени пустыни» (1963). Темы современности разрабатывают Б. С. Пармузин (р. 1924), В. А. Костыря (р. 1921) и др.

При Союзе писателей Узбекистана действует также секция татарско-крымской литературы. Плодотворно работают: в жанре романа — Ш. Алядин (р. 1912) и Ю. Болот (р. 1909), повести — Н. Умеров (р. 1930), рассказа — Э. Умеров (р. 1940) и С. Изиддинов (р. 1932). Поэзия представлена творчеством Э. Шемьи-заде (р. 1908), Р. Мурада (р. 1915) и др. В Ташкенте издаётся газета на татарско-крымском языке «Ленин байрагъы» («Ленинское знамя»).

Литературоведение и критика в Узбекистане возникли в 20-е годы 20 века (работы А. Хашимова, А. Шарафутдинова, С. Хусаинова и др.), но особого развития достигли в 50—60-е годы. Создан ряд проблемных трудов по узбекской литературе и монографий о творчестве узбекских писателей: «О специфике историко-литературного процесса в республиках Средней Азии» (1955), «Узбекская советская литература на новом этапе» (1961) И. Султанова, «Певец Октября» (1964) Л. Каюмова, «Изобразительное мастерство А. Кадыри» (1966) и «Уроки мастерства» (1973) М. Кошчанова, «Проблемы узбекской советской сатиры» (1968) и «Проблемы, традиции и новаторства» (1974) Х. Абдусаматова, «Идейность и мастерство в творчестве Айбека» (1966) Х. Якубова, «Развитие реализма в узбекской литературе» (1975) Э. Каримова, «Алишер Навои и народное творчество» (1974) Н. Маллаева. Историю узбекской литературы разрабатывали С. Азимов и Ю. Султанов («Узбекская советская литература»), А. Каюмов («Кокандская литературная среда XVII— XVIII вв.». 1961), В. Захидов («Из истории узбекской литературы», 1961), Э. Рустамов («Узбекская поэзия в первой половине XV века», 1963). Изучению истории классической узбекской литературы посвящены труды В. Абдуллаева, Г. Каримова, А. Абдугафурова и др.

Жирмунский В. М. и Зарифов Х. Т., Узбекский народный героический эпос, М., 1947; Владимирова Н. В., Султанова М. М., Узбекский советский рассказ, Таш., 1962; Турсунов Т., Формирование социалистического реализма в узбекской драматургии, Таш., 1963; Рустамов Э. Р., Узбекская поэзия в первой половине XV в., М., 1963; Абдумавлянов А., Бабаханов А., История узбекской литературы, Таш., 1966: История узбекской советской литературы, М., 1967; Кор-Оглы Х., Узбекская литература, 2 изд., М., 1976; Ўзбек адабиёти масалалары, кит. 1—2, Тотакент, 1959—62; Абдуафуров А., Ўзбек демократик адабиё-тида сатира, Тошкент, 1961; Зоидов В., Ўзбек адабиёти тарнхидан, Тошкент, 1961; Ўзбек адабиёти тарихи, кит. 1—3, Тошкент, 1963—66; Ўзбек совет адабиёти тарихи, кит. 1—3, Тошкент, 1967; Ўзбекистон матбуоти 50 йил ичида, Тошкент, 1967.

XV. Архитектура, изобразительное и декоративно-прикладное искусство.

Искусство древнего периода.

Древнейшие памятники искусства на территории Узбекистана восходят к мезолиту (наскальные росписи Зараут-Сая). Неолит представлен главным образом памятниками так называемой кельтеминарской культуры. В эпоху бронзы в поселениях южного Узбекистана возводились сложные архитектурные комплексы (Саппали-Тепе), изготовлялись высококачественные бронзовые и серебряные изделия, керамика с геометрическим орнаментом. В период раннего железа возникли города, прямоугольные (Кызыл-Тепе, Бандыхан-Тепе) и круглые (Кучук-Тепе) в плане. Ахеменидскому искусству (см. в ст. Иран) близки мраморная капитель из Султануиздага, геммы из Афрасиаба. Отдельные образцы мелкой бронзовой скульптуры середины 1-го тыс. до н. э. несут в себе черты звериного стиля кочевых племён Центральной Азии.

На протяжении 4 века до н. э.— 4 века н. э. на территории Узбекистана строились поселения, как правило, регулярно спланированные, окруженные мощными стенами с башнями и укрепленными воротами (Дальверзин-Тепе, Термез, Топрак-Кала и др.). В сооружениях из сырца и пахсы (битой глины) применялись своды, балочные перекрытия, иногда на деревянных колоннах или на опорах с каменными деталями, каменные облицовочные блоки и плиты. Дворцы греко-бактрийского и кушанского времени развивали композиционные схемы с центральным залом или двориком, охваченным обводным коридором и блоками окружавших его помещений; на фасаде выделялся колонный айван. В первые века н. э. в южном Узбекистане появились буддийские культовые сооружения (монастыри Кара-Тепе и Фаяз-Тепе, ступа Зурмала в Термезе и др.). Об изобразительном искусстве 4 в. до н. э. — 4 в. н. э. дают представление греко-бактрийские монеты, свидетельствующие о слиянии древнегреческой и местных художественных традиций. Искусство эпохи кушан представлено образцами монументальной живописи и скульптуры (барельефной и горельефной, преимущественно глиняной). Скульптура из Халчаяна содержит выразительные портретные образы правителей и их окружения. Буддийская пластика (из Дальверзин-Тепе, Фаяз-Тепе; Фриз из Айртама, 1—2 века, Эрмитаж, Ленинград) обнаруживает стилистическое и тематическое родство с искусством Гандхары. Настенным росписям южного Узбекистана (Халчаян, Дальверзин-Тепе, Фаяз-Тепе) присущи свободная манера письма, изящный рисунок; стенопись Топрак-Калы отличается ярким локальным колоритом. Широкое распространение имела мелкая терракотовая пластика в виде статуэток богинь и всадников, налепов на керамике, рельефных композиций на медальонах. Об искусстве Узбекистана эпохи древнего периода и раннего средневековья см. также в ст. Греко-Бактрийское царство, Кушанское царство, Согд, Хорезм.

Искусство 6 — начала 20 веков.

Основными объектами монументального зодчества в 6 — начале 8 веков стали замок — кёшк и укрепленная усадьба, а в городах — храм, дворец, богатый жилой дом. В резьбе по глине, дереву, гипсу, украшавшей дворцы Афрасиаба, Варахши, Джумаляк-Тепе, преобладал плоскостной рельеф, подчинённый декоративному началу. Плоскостность, сложность линеарного рисунка, богатство колористических сочетаний были свойственны раннесредневековой согдийской настенной живописи (Балалык-Тепе, Афрасиаб, Варахша). В Согде продолжало развиваться искусство коропластики и торевтики.

С 8 века бурно росли города, центры которых перемещались из шахристанов в рабады; обновлялась строительная техника [был введён жжёный кирпич (9—10 века), развивались сводчато-купольные конструкции]. В архитектурном декоре наряду с традиционной резьбой по ганчу и дереву использовали на фасадах фигурную кладку из кирпича, с 12 в. — резную терракоту, глазурованные кирпичи и облицовочные плитки, а в интерьерах — орнаментальные росписи. Ведущую роль в архитектурном орнаменте с 9—10 вв. играл геометрический узор «гирих» (комбинации полигональных и звездчатых фигур) и эпиграфика (с 10 в. — геометризованное арабское письмо «куфи», в 11—12 вв. — линеарно-гибкое письмо «насх»).

В монументальной архитектуре Узбекистана в 9—12 веков вырабатывалась типология средневекового культового (мечети, минареты, медресе, мавзолеи) и гражданского (караван-сараи, крытые рынки) зодчества. В культовом зодчестве 9—12 веков варьировались типы многостолпно-купольной мечети простых монументальных форм или центрально-дворовой композиции; нередко богато украшались их фасады (Магокиаттари в Бухаре, 12 в.), главная стена с михрабом (Намазга в Бухаре, 12 в.). Сооружались мавзолеи: центрально-купольные (Исмаила Самана мавзолей в Бухаре), портально-купольные (Араб-ата в селе Тим, 977—978), в виде парных купольных усыпальниц (в ансамбле Султан-Саадат в Термезе, с 11 в.); возводились минареты, имеющие вид круглой в плане башни, увенчанной фонарём и расчленённой орнаментальными поясами (Калян в Бухаре, минарет в Вабкенте) или сомкнутыми полуколоннами-гофрами (минарет в Джар-Кургане, 1108, архитектор Али ибн-Мухаммед из Серахса).

Утверждение ислама предопределило преобладание в изобразительном искусстве орнаментальных мотивов (геометрические, эпиграфические, стилизованно-растительные); редкие изобразительные мотивы (например, фигурки зверей и птиц) превращались в структурные ячейки общей композиции узора. Среди декоративно-прикладных искусств (торевтика, стеклоделие, ткачество) особенно выделялась художественная керамика, расцвет которой был обусловлен появлением росписей, окрасок и цветных глазурей.

Особого размаха достигло строительство на территории Узбекистана в период конца 14 — 1-й половины 15 веков. Успехи градостроительной мысли нашли отражение в спрямлении и благоустройстве главных городских магистралей и создании регулярных или живописно-многообразных ансамблей площадей, улиц, некрополей (Регистан, Шахи-Зинда в Самарканде). В монументальном зодчестве преобладал жжёный кирпич. Невиданного великолепия достигли полихромная (с преобладанием голубого и синего тонов) керамическая мозаика в облицовке фасадов и орнаментальные композиции в интерьерах, где применялись росписи с позолотой (во дворцах Тимура встречались и сюжетные композиции).

Для культовой архитектуры 14—15 вв. был характерен тип 4-айванной дворовой мечети (Биби-Ханым в Самарканде, Калян в Бухаре), медресе с выделенным порталом и системой келий-худжр вокруг 2—4-айванного прямоугольного или квадратного в плане двора (медресе Улугбека в Бухаре, 1417, и в Самарканде, 1420). Архитектура мавзолеев эволюционировала от простых кубических объёмов (Шахи-Зинда в Самарканде) к сложным комплексным зданиям с центральным залом и группой примыкающих помещений (Дорус-Сиадат в Шахрисабзе, 14 век; Ишрат-хана в Самарканде, 1464).

От эпохи Тимура и Улугбека сохранились и отдельные памятники книжной миниатюры. Процветали художественные ремёсла — изготовление тонких тканей и пышноузорных вышивок, чеканных сосудов и богато украшенного оружия, ювелирных изделий. В бытовой керамике под влиянием дальневосточного фарфора выработался новый стиль (свободная манера нанесения синей краской растительных узоров на белоснежный фон).

В зодчестве 16—17 вв., в основном повторяющем объёмно-планировочные решения предыдущих веков, продолжалось совершенствование и усложнение сводчато-купольных конструкций (щитовидные и сетчатые паруса, пересекающиеся подпружные арки, богатейшая сталактитовая лепнина). В этот период были завершены парадные архитектурные ансамбли в Самарканде (Регистан) и Бухаре (Пои-Калян, Чар-Бакр). Строились большие мечети («джума») дворового типа, с главным купольным залом со сводчатым айваном на центральной оси (Кок-Гумбез в Карши, конец 16 в.), малые квартальные мечети с зимним помещением и открытым колонным айваном (Балянд в Бухаре, 16 в.), медресе с 4-айванным двором, окруженным арочными лоджиями, с просторными аудиториями («дарсхана»), объёмно выделенным монументальным пештаком и угловыми минаретами (Кукельташ в Бухаре и Ташкенте, оба — 16 в., Шир-Дор в Самарканде, 1619—36), многокупольные рыночные здания, водохранилища («сардоба») с цилиндрическим резервуаром, перекрытым куполом. Качество наружных изразцовых облицовок несколько снизилось, однако убранство интерьеров по-прежнему отличалось изысканностью и многообразием.

Значительных успехов достигло в 16—17 вв. искусство каллиграфии и переплётное дело. В Самарканде и особенно Бухаре достигла расцвета среднеазиатская школа миниатюры. В 16 в. в ней развивались 2 направления. Одно из них, связанное с традициями К. Бехзада, характеризовалось утончённостью письма, насыщенностью пейзажных и архитектурных фонов, предпочтением многофигурных композиций (Махмуд Музахиб, Чагры Мухассин и др.), другое было отмечено сдержанным колоритом, ограниченным числом персонажей. В середине 16 в. работал Мухаммед Мурад из Самарканда, манера которого отличалась яркой эмоциональностью и особой смелостью колористических решений. У других мастеров (например, у Абдуллы из Бухары) наметился повышенный интерес к жанровым композициям. Миниатюристы 17 в. [Аваз Мухаммед, Мулла Бехзад, Мухаммед (или Ходжа) Муким и др.] либо продолжали те же стилистические тенденции, либо работали в подчёркнуто экспрессивной манере; некоторые миниатюры 17 в. обнаруживают близость к могольской школе живописи. Продолжали развиваться и традиционные виды декоративно-прикладного искусства.

С конца 18 в. застраивались города, разорённые в 1-й половине 18 в. междоусобицами и набегами кочевников. Воздвигались культовые постройки традиционного типа и дворцы правителей [Таш-Хаули (1830— 38), Курныш-хана (1804—06), Нуруллабая (1904—12) в Хиве, Худояр-хана (1871) в Коканде], отличающиеся использованием композиционных приёмов народного жилища (внутренние дворики, колонные айваны и т.д.) и особой пышностью архитектурного декора. С присоединением территорий Узбекистана к России (1860—1880-е гг.) в зодчество Узбекистана внедрялись принципы русского градостроительства. Новые города (Скобелев, ныне Фергана) и развивающиеся на свободных территориях старые (Андижан, Самарканд, Ташкент) застраивались по регулярным планам; прокладывались прямые, хорошо озеленённые благоустроенные улицы. Однако старые части городов ещё сохранили средневековую хаотическую сеть улиц с домами традиционного типа. В народной жилой архитектуре Узбекистана 18 — начала 20 вв. выделяется несколько школ. Для ферганских домов были характерны раздвижные стены и ставни, декоративные стенные ниши, резьба по ганчу, потолочные росписи; для самаркандских — айваны с фигурными колоннами, настенными росписями и резьбой по ганчу. Хивинские дома, украшенные богатой деревянной резьбой, имели замкнутый дворик с обращенными в него полузамкнутыми айванами на стройных резных колоннах. Сельские усадьбы во многих районах Узбекистана нередко имитировали формы крепостной архитектуры.

В 18—1-й половине 19 вв. продолжали развиваться традиционные виды декоративно-прикладного искусства Узбекистана. В орнаменте, отмеченном музыкальной плавностью линий, преобладали изображения вьющегося цветущего побега («ислими»), дополненные различными растительными, эпиграфическими, геометрическими (ромбы, треугольники), космологические (солнце, луна, звёзды), зооморфными (стилизованные звериные и птичьи лапы и следы, рога), предметными (чайник, пиала, музыкальные инструменты и другие символы гостеприимства) мотивами. В различных областях Узбекистана были распространены: ткачество (хлопчатобумажные, полушёлковые, шёлковые ткани, одноцветные, полосатые с так называемым абровым радужным узором), набойки, вышивка тюбетеек, пр. предметов одежды, сузани (варьирующая мотивы пышно цветущего сада), золотое шитьё, ковроделие (ворсовые ковры, где преобладали раппортные, с диагональной расцветкой композиции центрального поля, обведённого каймой, и паласы, композиция которых часто оставалась незамкнутой, а узор размещался рядами или полосами), обработка кожи (которая орнаментировалась тиснением, тамбурной вышивкой, аппликациями из цветной кожи, металлическими накладками, поделочными камнями и т.д.), производство художественных изделий из металла (медная утварь с чеканным, прорезным или гравированным узором), ювелирное искусство (изделия которого декорировались ажурной, накладной или инкрустированной филигранью, зернью, басмой, чернью, гравировкой, резьбой, эмалью, золочением), керамика (сосуды с подглазурной росписью преимущественно синими, бирюзовыми и марганцевыми тонами по белому фону). В конце 19 — начале 20 вв. декоративно-прикладное искусство Узбекистана переживало некоторый упадок. Зародившаяся в конце 19 — начале 20 вв. станковая живопись (И. С. Казаков, С. П. Юдин и др.) была отмечена чертами этнографизма и пассивно-созерцательного бытописательства.

Искусство Советского Узбекистана.

После установления Советской власти в Узбекистане строительство было первоначально связано прежде всего с восстановлением народного хозяйства, развитием хлопководства, сооружением первых электростанций и промышленных предприятий. Одни сооружения 1920-х гг. сохранили черты дореволюционного эклектизма, другие создавались в духе конструктивизма, третьи представляли собой попытки сочетания форм современной архитектуры с элементами средневекового среднеазиатского зодчества (Президиум АН Узбекской ССР в Ташкенте, 1928, архитектор Г. Н. Сваричевский).

В 1930-е гг. составлялись генеральные планы реконструкции городов (Андижана, Бухары, Самарканда, Ташкента, Ферганы), закладывались новые города социалистического типа (Чирчик, жилой массив Ташкентского текстильного комбината). В архитектуре общественных зданий использовались приёмы конструктивизма и неоклассицизма (Дом правительства в Ташкенте, 1931—32, архитектор С. Н. Полупанов: Ташкентский педагогический институт, 1938—40, архитекторы А. А. и Е. А. Жмуйда), элементы монументального средневекового зодчества (К. В. Бабиевский) и народного жилища (А. А. Сидоров). Для оформления фасадов и интерьеров широко привлекались народные мастера декоративного искусства. В жилищном строительстве начал складываться южный тип многоэтажного дома (А. П. Бабаханов, Н. С. Булатов). В 1934 был создан Союз архитекторов Узбекской ССР.

В годы Великой Отечественной войны 1941—1945 в связи с эвакуацией предприятий из центральных районов страны и резким увеличением населения Узбекистана развернулось особенно интенсивное промышленное строительство. Были созданы генеральные планы Ташкента и новых промышленных центров (Алмалык, Ангрен, Ахан-гаран, Бекабад и др.). Недостаток металла и лесоматериалов возмещался широким применением специфических местных конструкций (в том числе так называемых сводов Узбекистана). Значительное влияние на развитие узбекского зодчества 1940-х — 1-й половины 1950-х гг. оказала архитектура Узбекского театра оперы и балета им. А. Навои в Ташкенте (1938—47, архитектор А. В. Щусев), в котором классические формы сочетались с традиционным среднеазиатским декором.

Узбекские зодчие и инженеры в 1960 — 1-й половине 70-х гг. перешли к индустриальным методам строительства, освоили принципы каркасного крупнопанельного и крупноблочного домостроения, позволяющие возводить здания повышенной этажности; при проектировании различных сооружений всё более дифференцированно учитывали особенности жаркого климата и высокой сейсмичности. При возведении новых городов (Навои, генеральный план 1960-х гг., архитектор А. В. Коротков и др. и реконструкции старых (Самарканд, Ташкент) комплексная типовая застройка нередко обретала живописное разнообразие за счёт композиционного сопоставления зданий разной этажности (архитекторы С. Р. Адылов, Ю. Г. Мирошниченко и др.). Новые принципы советской архитектуры нашли яркое выражение в процессе восстановления и строительства Ташкента после землетрясения 1966 (институт «Ташгипрогор» и др. организации, см. илл.). При активном творческом участии архитекторов и строителей других союзных республик было обеспечено преобразование города в короткие сроки на уровне современных градостроительных требований. Архитектура общественных зданий Узбекистана 1960—70-х гг. отличается чёткой функциональностью пространственных композиций, монументальностью объёмов (Дворец искусств. 1962—64, архитекторы В. Е. Березин, С. И. Ишанходжаев и др.; здание Совета Министров Узбекской ССР, 1965—67, архитекторы Б. С. Мезенцев, Е. Г. Розанов и др.; Ташкентский филиал Музея В. И. Ленина, 1970, архитекторы Е. Г. Розанов и др.; выставочный павильон Узбекской ССР, 1974, архитекторы Ф. Ю. Турсухов, Р. Х. Хайрутдинов; гостиница «Узбекистан», 1974, архитекторы И. А. Мерпорт и др.; все — в Ташкенте). В оформлении общественных сооружений широко использовались монументальная живопись и скульптура, мотивы народного декора.

После Октябрьской революции 1917 важное значение для становления художественной культуры Советского У. имели агитационно-массовые виды искусства — оформление революционных празднеств, создание плакатов и сатирических рисунков. Узбекские плакаты 1920 — 1-й половины 1930-х гг. отличались повествовательностью и наглядностью изображений (Л. Л. Бурэ), гротескно-сатирической заострённостью образного строя (М. И. Курзин), иногда — монументальностью и экспрессивным лаконизмом цветовых решений (А. Н. Волков). Ведущую роль в развитии узбекской газетно-журнальной и книжной графики сыграли мастера, объединённые во 2-й половине 1920-х гг. В. Л. Рождественским вокруг журнала «Муштум» (И. Икрамов, Курзин, А. В. Николаев, С. А. Мальт, М. Хакимджанов и др.). Среди живописцев Советского Узбекистана в 1920-е гг. выдвинулись П. П. Беньков, тяготевший к пленэрной свежести светотеневых решений, Волков, для произведений которого были характерны разнообразные стилистические поиски, насыщенный колорит, увлечение узбекским народным творчеством, древнерусской иконой, отчасти кубизмом, О. К. Татевосян, воспринявший художественные принципы «Мира искусства» и «Голубой розы», Николаев, мастер изысканной по цвету и образным решениям темперной живописи: поисками национальной самобытности было отмечено творчество Н. Г. Карахана и У. Тансыкбаева.

В 1930-е гг. мастера Советского Узбекистана, овладевая методом социалистического реализма, всё чаще обращались к историко-революционной тематике, к образу нового, советского человека, стремились многообразнее запечатлеть процесс социалистического преобразования традиционного среднеазиатского быта. Интенсивно развивались тематическая картина и портрет (Беньков, З. М. Ковалевская, Татевосян, В. И. Уфимцев), пейзаж (Карахан, Тансыкбаев), а также сатирическая газетно-журнальная, станковая портретная и книжная графика (В. Е. Кайдалов, С. А. Мальт, Рождественский и др.). В 1932 был создан оргкомитет Союза художников Узбекской ССР. В годы Великой Отечественной войны 1941—45 художники Узбекистана создавали агитационные «Окна УзТАГа», плакаты и сатирические рисунки, живописные полотна, посвященные героическим свершениям фронтовиков и тружеников тыла. С 1-й половины 1950-х гг. в узбекской живописи преобладали жанровые полотна на современные темы и пейзажи. Наряду с Волковым, Беньковым, Н. В. Кашиной, Тансыкбаевым и другими мастерами старшего поколения успешно выступили А. Абдуллаев, Л. Абдуллаев, С. Абдуллаев, Р. Ахмедов, М. Кузыбаев, В. И. Евенко, Т. А. Оганесов, Ю. И. Елизаров, М. Набиев, М. Саидов, В. И. Жмакин, В. А. Фадеев и др. Развивались монументальная живопись (Ч. Ахмаров), скульптура (Ф. И. Грищенко, А. И. Иванов, Н. К. Крымская и др.), книжная и станковая графика. В узбекской живописи 1960—70-х гг., проникнутой стремлением как можно органичнее сочетать национально-характерное с типическим, отразились все ведущие тенденции развития современной советской живописи; в этот период усилилась декоративная и эмоциональная звучность колорита, подчёркнутую ритмизованность обрели композиционные решения, новый расцвет пережил сатирический журнальный рисунок и станковая графика, для которой стало характерным особое многообразие техник, молодые мастера пришли в станковую и монументальную скульптуру. Широкую известность получили произведения живописцев Г. Абдурахманова, В. И. Бурмакина, Ю. И. Талдыкина, Г. И. Улько, Ш. Умарбекова, Р. Чарыева, скульпторов А. Ахмедова, М. Мусабаева, Д. Рузыбаева, графиков К. Башарова, И. М. Васильевой, Г. Г. Жирнова, М. Кагарова, Ю. М. Павлова, В. С. Паршина, А. Н. Циглинцева и др.

В 1920—30-е гг. были восстановлены основные виды традиционного узбекского декоративно-прикладного искусства (керамика, ткачество, ковроделие, вышивка, чеканка по меди, ювелирное дело, золотое шитьё, резьба и роспись по дереву и ганчу и т.д.). Стиль оформления тканей складывался на основе сочетания приёмов народного искусства с достижениями русского ситцепечатания и шёлкоткачества. 1960-е — 1-я половина 70-х гг. — период нового подъёма прикладного искусства Узбекистана. Для керамики этих лет характерно многообразие местных школ (в Гиждуване, Самарканде, Гурумсарае, Хиве, Ханке, Шахрисабзе, Китабе, Денау, Ургуте и др.), расширение круга сюжетных изображений, полных жизненной непосредственности (А. Мухтаров, С. Ф. Ракова и др.). В области текстиля особенно выделяются абровые шелка с фантастическими, мажорными по звучанию узорами (фирма «Атлас» в Маргилане, Наманганский комбинат шёлковых тканей). Сохранились многочисленные виды вышитых тюбетеек: чустские (с белым цветочным узором на чёрном фоне), красочно-ковровые «ироки» из Шахрисабза и др. В ручных и машинных сузани преобладают мотивы букетов и солнцеобразных цветов. Мастера золотого шитья создают как бытовые изделия (тюбетейки и т.д.), так и монументальные панно. Развивается искусство изготовления ковров и паласов, национальных музыкальных инструментов и так далее. Наиболее значительные образцы резьбы по дереву, мрамору, ганчу, а также декоративных росписей создаются в синтезе с архитектурой.

Пугаченкова Г. А., Ремпель Л. И., История искусств Узбекистана с древнейших времен до середины девятнадцатого века, [М,, 1965]; Искусство Узбекской ССР (Альбом, авт.-сост. А. Р. Умаров), [Л., 1972]; Кадырова Т. Ф. Бабиевский К. В., Турсунов Ф. Ю., Архитектура Советского Узбекистана, М., 1972; Такташ Р. Х., Изобразительное искусство Узбекистана, Таш., 1972; его же, Современная графика Узбекистана, Таш.. 1973; Фахретдинова Д. А., Декоративно-прикладное искусство Узбекистана, Таш., 1972; Искусство Советского Узбекистана. 1917—1972, М., 1976.

XVI. Музыка.

Памятники материальной культуры, найденные на территории Узбекистана, а также дошедшие до нас письменные источники свидетельствуют о древних истоках музыкального наследия узбекского народа. Многообразное по жанрам, оно бытует в вокальной и инструментальной формах (преобладает сольное вокальное и инструментальное исполнительство, а также хоровое и ансамблевое в унисон), представляя собой творчество народное (то есть собственно фольклорное) и профессиональное устной традиции монодического склада (см. Монодия). Музыкальное наследие узбекского народа можно разделить в связи с этнической общностью и социально-экономическими условиями жизни областей Узбекистана на 4 группы — хорезмская, бухарская (и самаркандская), фергано-ташкентская, сурхандарьинская (и кашкадарьинская). В зависимости от тематики различают: бытовые (колыбельные, детские, лирические, шуточные, воспевающие природу и др.), семейно-обрядовые, трудовые, исторические песни. Песни и инструментальные пьесы, в соответствии с их функциями и формами бытования, разделяются на исполняемые в определённое время и при определённых обстоятельствах (свадебные — «ёр-ёр», «келин салом» и др.; похоронные — «йиги», «садр» и др.; трудовые — «майда», «ези»; колыбельные — «алла» и др.) и исполняемые в любое время («кошук» — сольные самого разнообразного содержания; «лапар» — игровые, шуточные, сатирические, любовно-лирические, зачастую диалогического исполнения; «ялла» — разного содержания, сольно-унисонно-хоровые, сопровождаемые танцами и играми; «ашула» — лирические, протяжные сольного исполнения; дастаны — эпические сказания, особо широко распространены дастаны из цикла «Гуругли», «Алпомиш», «Кунтугмиш»). Песни и инструментальные пьесы по своему строению, как правило, являются куплетными с короткими мелодиями сравнительно небольшого диапазона. Мелодию более развитую и широкого диапазона имеют песни жанров «ашула», отчасти «ялла», а также отдельные инструментальные мелодии.

В основе узбекской народной музыки диатонические лады. Встречаются также элементы хроматики, переменные лады. Для народных песен характерны поступенно-мелодическое движение (внутри мелодического построения скачки сравнительно редки и при этом не превышают октавы), обилие мелизмов, украшающих основную мелодический рисунок (кочирим — форшлаги, группетто), и глиссандо (нолиш, молиш, кашиш). Ритмическая основа народных песен отличается большим разнообразием. Протяжно-напевным мелодиям свойственны размеренный метроритм и обилие синкоп. Мелодии импровизационного плана, так называемые ёввои (не прирученные), связаны с песенными жанрами «катта ашула» (или «паныс ашула» — буквально песни, исполняемые с подносом, так называемая большая песня). Эти песни характерны для Ферганской долины и относятся к профессиональной музыке устной традиции.

Профессиональное музыкальное искусство устной традиции (как в Таджикистане, а также во многих странах зарубежного Востока) сформировалось в первые века н. э. Оно достигло высоких художественных результатов и в области творчества, и в области исполнительства. Теоретические основы профессиональной музыки получили освещение в трактатах учёных Ближнего и Среднего Востока — аль-Фараби (9—10 вв.), Ибн Сины (10—11 вв.), Ибн Зайлы (11 в.), Хорезми (11 в.), Сафи-ад-дина Урмави (13 в.), Абдул Кадира Мараги (14 в.), Абдуррахмана Джами (15 в.), а впоследствии у Дарвеша Али Чанги (17 в.) и др. Народно-профессиональные музыканты учились у прославленных мастеров, объединявшихся в корпорации, в каждой из которых имелись свои правила — рисола. Нотная письменность почти не применялась, хотя были созданы своеобразные системы нотописи — в трактате аш-Ширази; хорезмская нотопись 3-й четверти 19 в., при помощи которой осуществлена запись цикла хорезмских макомов — крупных многочастных вокально-инструментальных произведений, разделяющихся по локальным признакам на бухарские (являющиеся наследием как узбекского, так и таджикского народов) и хорезмские. Отдельные части макомов получили распространение в Ферганской долине. Бухарский цикл макомов — Шашмаком содержит 6 макомов — Рост, Наво, Дугох, Сегох и Ирок, исполняемых со стихами классиков восточной поэзии — Хафиза, Бедиля, Навои, Джами и др. Каждый маком состоит из 2 разделов — инструментального (мушкилат) и вокального (наср). Каждый раздел состоит из нескольких частей, которые, в свою очередь, составляют тоже цикл.

Среди народных инструментов: струнно-смычковые — гиджак, сато, кобуз; струнно-щипковые — домбра, дутар, танбур, рубабы (кашгарские и афганские); струнно-ударный чанг; духовые — сибизик, гаджирнай, най, кошнай, буламан, сурнай, карнай; ударные — дойра, нагора, сафоиль, кошик и др. В результате исполнительной практики сложились ансамбли инструментов, играющих в унисон. Это ансамбли резко и громко звучащих инструментов (карнай, сурнай и нагора), выступающие на открытом воздухе и исполняющие главным образом военную музыку и празднично-церемониальные мелодии. Ансамбли инструментов сравнительно мягкого звучания выступают в разнообразном сочетании (всегда включается дойра). Некоторые изменения в составе инструментальных ансамблей наблюдаются с 70-х годов 19 века, после присоединения Средней Азии к России. В Узбекистан проникают новые явления музыкальные искусства. В городах создаются русские общества любителей музыки (Ташкентское музыкальное общество при содействии капельмейстера А. Ф. Эйхгорна, 1884, с 1895 его возглавлял дирижёр В. И. Михалек; ташкентское хоровое общество «Лира», 1898, под руководством военного капельмейстера В. В. Лейсека; Маргеланское музыкальное общество под руководством Д. И. Михайлова и Самаркандское музыкальное общество, созданные в начале 90-х гг.), организуются концерты силами русских симфонических оркестров, камерных ансамблей, оперных трупп и приезжих гастролёров: русских (Л. В. Собинов, А. В. Нежданова, Ф. И. Шаляпин и др.) и зарубежных. Огромную роль сыграли военные духовые оркестры. К этим же годам относятся первые опыты обработки узбекских мелодий для европейских инструментов (для духового оркестра — Лейсек, для симфонического — Н. С. Кленовский). В 70—80-е гг. записи узбекских мелодий, а также мелодий др. народов Средней Азии были сделаны Эйхгорном, Ф. Пфеннигом и др.; Эйхгорном была собрана коллекция музыкальных инструментов Средней Азии и Казахстана, показанная в Москве, Петербурге и Вене. Подобные работы проводились по частной инициативе и не поддерживались государством.

После установления в Узбекистане Советской власти открылись огромные возможности для развития музыкальной культуры. Был проведён ряд государственных мероприятий, способствовавших развитию узбекской музыки. В 1918 создаются народные консерватории (Ташкент, Самарканд), в 20-е гг. возникает сеть музыкальных учебных заведений, в 1934 — Высшая музыкальная школа в Ташкенте (с 1936 консерватория). Важную работу вела Музыкально-этнографическая комиссия по записи и изучению музыкального наследия народов Средней Азии (1920—23), возглавляемая композитором В. А. Успенским, внёсшим крупный вклад в развитие музыкальной культуры Узбекской ССР. Самаркандский НИИ музыки и хореографии (ИНМУЗХОРУЗ) под руководством композитора Н. Н. Миронова (1928, с 1931 в Ташкенте, ныне институт искусствознания им. Хамзы Хакимзаде Ниязи) также вёл работу по собиранию и записи народной музыки. Первый Узбекский музыкально-драматический театр (1929) стал основой для создания в Ташкенте в 1939 Узбекского театра оперы и балета и Узбекского театра музыкальной драмы и комедии им. Мукими (ныне Узбекский музыкальный театр им. Мукими); в конце 20—30-х гг. возникли многие областные театры. Созданы филармония (1936), Дом народного творчества (1937). Союз композиторов Узбекской ССР (1938). Всё это способствовало развитию национальной музыки. Она осваивает новые жанры и средства выражения, в первую очередь достижения русской и западноевропейской музыкальной классики. Начиная с 30-х гг. проводится реконструкция музыкальных инструментов (в них был достигнут темперированный строй, большая сила звука и прочее). Оркестры народных реконструированных инструментов (возглавленные в филармонии А. И. Петросяном, а впоследствии С. А. Алиевым; на радио и телевидении Д. Закировым) расширили свои возможности, в том числе за счёт исполнения многоголосных произведений.

В развитии музыкальной культуры важную роль сыграла деятельность основоположника узбекской советской поэзии и драматургии Хамзы Хакимзаде Ниязи. В 1918—19 он создал первые узбекские революционные песни. Активно включились в музыкально-общественную жизнь республики и способствовали воспитанию молодых музыкантов народно-профессиональные музыканты — Ота Джалол Насыров, Ота Гияс Абдуганиев, Леви Бабаханов, Ходжи Абдулазиз Расулев, Домулла Халим Ибадов, Мулла Туйчи Ташмухамедов, Уста Алим Камилов, Тохтасын Джалилов, Юнус Раджабов и др. Они не только широко пропагандировали лучшие образцы музыкального наследия, многие из них создали одноголосные инструментальные пьесы и песни на современную тему, выступили авторами и соавторами первых музыкально-драматических произведений. Большое значение имело их содружество с русскими композиторами, которые обрабатывали узбекские мелодии для разных исполнительных составов, а также создали первые симфонические, музыкально-сценические произведения на основе национальных мелодий. Среди сочинений для симфонического оркестра — «Музыкальные картинки Узбекистана» М. М. Ипполитова-Иванова (1931), «Ферганский праздник» В. А. Золотарева (1931), сюита «Лола» А. Ф. Козловского (1937); музыкальные драмы — «Гюльсара» Р. М. Глиэра (с участием Т. Джалилова и Т. Садыкова, 1936), «Фархад и Ширин» В. А. Успенского (с участием Ш. Шоумарова и Г. А. Мушеля, 1937) и др.

К 30-м годам относятся первые творческие опыты узбекских композиторов М. Ашрафи, Т. Садыкова, М. Бурханова, С. Юдакова (песни, произведения для инструментальных составов). Тогда же появляются первые национальные оперы, созданные в соавторстве с русскими музыкантами, — «Буран» Ашрафи и С. Н. Василенко (1939), «Лейли и Меджнун» Глиэра и Садыкова (1940), «Великий канал» Ашрафи и Василенко (1941). Содружество композиторов разных национальностей особо сильно сказалось в годы Великой Отечественной войны 1941— 1945. Наибольшее развитие в этот период получил жанр песни. Было создано много патриотических песен композиторами Ашрафи, Бурхановым, Козловским, Садыковым, Юдаковым и др. В эти же годы важную роль сыграл жанр музыкальной драмы (возникший ещё в 20-е гг.), отразивший героические подвиги советских людей, — «Курбан Умаров», «Даврон-ота», «Мщение» (все — 1941), «Меч Узбекистана», «Кочкар Турдыев» (обе —1942), созданные в творческом содружестве композиторов Козловского, Б. Б. Надеждина, Ашрафи, Садыкова, Василенко, Мушеля и другие с народно-профессиональными музыкантами (композиторами-мелодистами) — Джалиловым, Ю. Раджабовым и др. Музыкальная драма способствовала развитию узбекского оперного искусства. Были написаны оперы на исторические темы (в том числе «Улугбек» Козловского, 1942). Появляются симфонические произведения, посвященные теме Великой Отечественной войны (1-я — «Героическая симфония», 1942; 2-я — «Слава победителям», 1944, Ашрафи; 3-я симфония Мушеля, 1943; Симфония-рапсодия М. О. Штейнберга, 1942) и историческому прошлому («Муканна» Успенского, 1944; 2-я симфония Мушеля, 1942). Зарождается жанр инструментального концерта (2-й фортепьянный концерт Мушеля, 1943).

В конце 40-х и в 50-е годов поднимается профессиональный уровень композиторов. Создаётся ряд новых исполнительских коллективов: оркестр народных инструментов Узбекского радио и телевидения (1947), Хоровая капелла (1949), исполняющих многоголосные произведения, в том числе хоры одного из основоположников национального многоголосия М. Бурханова, а также И. Акбарова, С. Бабаева, Б. Умеджанова, кантатно-ораториальные произведения Ашрафи, Юдакова, Д. Закирова, И. Хамраева, Бурханова. Музыкальные драмы «Золотое озеро» М. Левиева (1949), «Нурхон» Джалилова и Г. Сабитова (1952), «Любовь к Отчизне» Бабаева (1957), «Материнское поле» И. Акбарова (1955) непосредственно подводят узбекских композиторов к созданию самостоятельных оперных произведений («Гюльсара» Глиэра и Т. Садыкова, 1949). В конце 1950-х гг. и в 60-е гг. появляются оперы «Дилером» (1958), «Сердце поэта» (1962 и 1967) Ашрафи, «Проделки Майсары» Юдакова (1959), «Хамза» Бабаева (1961), «Свет из мрака» Р. Хамраева (1966) и др.

Большие достижения в 60-х — начала 70-х гг. наблюдаются в жанре симфонии, в который узбекские композиторы внесли национальный интонационный строй и колорит, а главное — особенности мелодического развёртывания народной музыки и макомов. Это «Симфонические рассказы» Акбарова (1972), Первая симфония Р. Хамраева (1965), симфония «Наво» М. Махмудова (1966), Третья симфония М. Таджиева (1972) и др. Интенсивная работа ведётся и в жанре инструментального концерта (4-й фортепьянного концерт Мушеля, 1950, концерты Акбарова, Д. Сайдаминовой и др.). Определённые творческие успехи достигнуты и в области камерной музыки (струнные квартеты Акбарова, Б. Ф. Гиенко и др.).

Композиторы Узбекистана создали также произведения на таджикскую (Юдаков, Бурханов), татарскую (Я. Ш. Шерфединов), корейские (Пак Ен дин), уйгурские (Ш. Шаймарданова) темы. Широко представлено творчество русских композиторов (Р. Д. Вильданов, Б. И. Зейдман, В. Е. Князев, Ф. М. Янов-Яновский, А, А. Берлин и др.), многие из которых участвуют и в процессе развития узбекской музыки (Козловский, Мушель, Гиенко, Янов-Яновский и др.).

В 60-х — 1-й половине 70-х гг. музыкальная жизнь Узбекистана значительно активизировалась. Созданы новые коллективы, в их числе камерные оркестры, эстрадные, в том числе Эстрадно-симфонические оркестр радио и телевидения (1974). Среди узбекских исполнителей: дирижёры — народный артист СССР М. Ашрафи, народный артист Узбекской ССР Ф. Шамсутдинов, заслуженный деятель искусств Узбекской ССР З. Хакназаров; певцы — народные артисты СССР Х. Насырова, С. Кабулова, народные артисты Узбекской ССР Н. Хашимов, К. Закиров, С. Ярашев, С. Беньяминов, В. А. Гринченко, Р. Б. Лаут, Б. Д. Давыдова, К. Исмаилова, Б. Закиров, заслуженные артисты Узбекской ССР А. Азимов, М. Шамаева, Ю. Тураев и др.; знатоки макомов — академик Ю. Раджабов, заслуженный деятель искусств Узбекской ССР Ф. Садыков. История и теория узбекской музыки получили отражение в трудах: В. М. Беляева, В. А. Успенского, Е. Е. Романовской, Н. Н. Миронова, Т. С. Вызго, Я. Б. Пеккера, И. Р. Раджабова, Ф. М. Кароматова, С. М. Векслера и др.

Работают (1976): Узбекский театр оперы и балета (Ташкент), Самаркандский театр оперы и балета (1964), Узбекский музыкальный театр им. Мукими (Ташкент, 1939), Театр оперетты (Ташкент, 1971), Каракалпакский музыкально-драматический театр (Нукус, 1930), Хорезмский театр музыкальной драмы (Ургенч, 1924), Кашкадарьинский театр музыкальной драмы (Карши, 1925), Андижанский театр музыкальной драмы и комедии (192/), Ферганский театр музыкальной драмы и комедии (1928), Бухарский театр музыкальной драмы и комедии (1930), Наманганский театр музыкальной драмы и комедии (1931), Сурхандарьинский музыкально-драматический театр (Термез, 1935), Джизакский театр музыкальной драмы (1950), Сырдарьинский театр музыкальной драмы (Гулистан, 1975); филармония, при ней: Государственный симфонический оркестр Узбекской ССР (1938), оркестр народных инструментов им. Т. Джалилова (1938), струнный квартет (1952), Хоровая капелла (1949), ансамбли песни и танца — «Шодлик» (1936), хорезмский «Лязги» (1958); Узбекконцерт (1966), Ташкентский мюзик-холл (1970, на базе эстрадного оркестра, 1958), татарский эстрадный ансамбль «Хай-тарма», корейский — «Каягим» (1965), вокально-инструментальные ансамбли — «Ялла» (1972), «Синтез» (1974); институт искусствознания им. Хамзы Хакимзаде Ниязи (1928); Ташкентская консерватория (1936), Ташкентский институт культуры (1973), музыкальные училища [Ташкент, Бухара, Наманган, Самарканд (училище искусств), Фергана, Нукус (училище искусств), Ургенч, Термез, Андижан, Бекабад, Карши, Гулистан], культурно-просветительские техникумы и техникумы культуры (Ташкент, Нукус, Бухара, Карши, Наманган), 211 детских музыкальных школ, в Ташкенте специальная музыкальная школа, 3 музыкальные школы-десятилетки; Союзы композиторов — Узбекской ССР, Каракалпакской АССР (1967).

Миронов Н., Песни Ферганы, Бухары и Хивы, Таш.,1931; Беляев В. М., Музыкальные инструменты Узбекистана, М., 1933; Пути развития узбекской музыки, Сб. статей, Л. — М., 1946; Петросянц А. И., Инструментоведение. Узбекский оркестр реконструированных народных инструментов, Таш,, 1951; Вызго Т., Узбекская ССР, 2 изд., М., 1957; её же, Развитие музыкального искусства Узбекистана и его связи с русской музыкой, М., 1970; Музыкальная культура Советского Узбекистана. Очерки, Таш., 1955; Алимбаева К., Ахмедов М., Народные музыканты Узбекистана, Таш., 1959; Узбекистон халк созандалари, Тошкент, 1974; Кароматов Ф., Хамза Хаким-заде Ниязи и узбекская советская музыка, Таш., 1959: его же. Узбекская инструментальная музыка, Таш., 1972; Пеккер Я., В. А. Успенский, Таш., 1959; его же, Узбекская опера, М., 1963; Вызго Т. С., Петросянц А. И., Узбекский оркестр народных инструментов, Таш., 1962: Эйхгорн А., Музыкально-этнографические материалы, [пер. с нем.], Таш., 1963: Вопросы музыкальной культуры Узбекистана. Сб. статей, в. 1—2, Таш., 1963; Ражабов И., Макомларма-саласига дойр, Тошкент, 1963; Векслер С. М., Очерк истории музыкальной культуры, Таш., 1965; Янов-Яновская Н., Музыка узбекского кино, Таш., 1969; Проблемы музыкальной науки Узбекистана, Таш., 1973; История узбекской советской музыки, т. 1—2, Таш., 1972—73; История музыки народов СССР, т. 1—5, 2 изд., М., 1970—74.

XVII. Танец. Балет.

У народов, населяющих Среднюю Азию, издавна существовали танцы, связанные с бытом, религиозными обрядами и праздниками. Об этом свидетельствуют наскальные рисунки, изображающие танцующие фигуры. В 8—4 веков до н. э. профессиональные танцовщики из Самарканда, Бухары, Ташкента были широко известны во многих государствах Востока. История, хроники указывают на популярность и развитость танцевального искусства в 9—12 вв., 14—16 вв. Современная узбекская хореография владеет многими жанрами, видами, школами танца, в том числе классического узбекского. В отличие от классических танцев народов Востока, в которых преобладает повествовательный рассказ, передающий содержание танца через жест, мимику, пантомиму, узбекский классический танец лишён конкретной образности, движения несут чисто эмоциональную нагрузку. Узбекские классические танцы раскрывают обобщённые темы — счастье и горе, радость и печаль, темы жизни и смерти, восхищение перед красотами природы и величием стихии и др. Узбекские народные танцы, отражающие трудовую и боевую тематику, используют и движения классической узбекской школы. Классический узбекский танец в дальнейшем образовал 3 школы — ферганскую, хорезмскую и бухарскую, каждая из которых владела самостоятельной танцевальной лексикой, а также разработанной системой воспитания танцовщиков. Танцы объединялись в своеобразные танцевальные сюиты «катта-уйин» (ферганская), «маком уфар» (хорезмская), «маком рак-си» (бухарская). В силу исторических условий наибольшее развитие получила ферганская школа. Однако, обладая в прошлом высокоразвитой профессиональной хореографией, узбеки к началу 20 века почти потеряли массовый народный танец — законы адата и шариата его запрещали. Танец продолжал развиваться только в среде профессиональных танцовщиков, в сольном исполнении, тогда как широкие массы не смели танцевать даже в дни народных празднеств. В 1918 национальный узбекский танец начал как бы заново формироваться как народное массовое искусство, вобрав в себя эмоции и ритмы революционных лет и традиции классической узбекской хореографии. Первыми такими танцами были танцы-марши, создававшиеся в агитационных бригадах и исполнявшиеся профессиональными танцовщиками. Возрожденный традиционный танец наполнялся новым содержанием. В 1923 Кари Якубов создал концертную труппу, в которую вошли известные музыканты и молодая танцовщица Тамара Ханум. В 1926 организовалась Первая передвижная этнографическая труппа, в составе которой были известные музыканты, певцы и танцовщики-хореографы. В 1928 труппа составила ядро первого Экспериментального музыкального театра (с 1929 — первый Узбекский музыкально-драматический театр). В труппе (при ней работала студия) формировался новый сценический танец, позднее получивший широкое признание. В 1936 в Ташкенте был создан Узбекский ансамбль песни и танца, который вобрал лучшие традиции народной и классической узбекской хореографии (с 1956 называется «Шодлик», главный балетмейстер народный артист Узбекской ССР И. Акилов); в 1957 создан ансамбль «Бахор» (руководитель М. Тургунбаева); в 1958 — Хорезмский ансамбль песни и танца «Лязги» (руководитель народный артист Узбекской ССР Г. А. Рахимова).

В 1928 году в студии, работавшей при этнографической труппе, по инициативе Тамары Ханум начали обучать юношей и девушек элементам европейского классического балета (педагог К. А. Бек), позже в первом Узбекском музыкальном театре классическому танцу учили Н. К. Егоров, В. Н. Губская, А. И. Вильтзак, П. К. Йоркин. В 1933 в этом театре был поставлен первый национальный балет «Пахта» («Хлопок») Р. А. Раславца (балетмейсер Бек и У. А. Камилов). Спектакль, показавший, что труппа способна осваивать многоактные балеты, сочетал народные танцы ферганской школы с действенной пантомимой. В 1939 была осуществлена удачная постановка балета «Шахида» Ф. Таля (балетмейстеры А. Р. Томский, Камилов, Тургунбаева). В 1935 в Ташкенте открылась Узбекская республиканская балетная школа им. Тамары Ханум, где европейский классический танец преподавала Е. К. Обухова. В 1939, после создания Узбекского театра оперы и балета, были предприняты активные поиски форм национального балетного спектакля. В репертуар вошли новые работы: «Гуляндом» Е. Г. Брусиловского (1940, балетмейстеры И. И. Арбатов, Тамара Ханум, Камилов, Губская), «Сердце гор» А. М. Баланчивадзе (1940, балетмейстер Е. Н. Барановский). В 1941 состоялся выпуск учеников балетной школы (после чего школа прекратила работу), в труппу театра были приняты её воспитанники, талантливые танцовщики Г. Б. Измайлова и др. В 1943 по инициативе балетмейстера Ф. В. Лопухова был поставлен балет «Акбиляк» С. Н. Василенко (балетмейстеры Камилов, Тургунбаева), сюжет которого основывался на узбекских народных сказках. В 1944 при театре была создана балетная студия. В 1947 балетмейстер Йоркин осуществил постановку балета «Коппелия» Л. Делиба с Измайловой в заглавной партии, в 1948 — «Лебединое озеро», «Бахчисарайский фонтан» и др. В Ташкенте параллельно работал русский оперно-балетный театр им. Свердлова (открылся в 1918 на базе народной консерватории), где до 1925 ставились только оперы. В 1948 произошло слияние балетных трупп этого театра и Узбекского театра оперы и балета им. Навои. В 1947 начало работать Узбекское хореографическое училище, в 1954 первые его выпускники составили ядро балетной труппы театра. В 1953 балетмейстерский факультет ГИТИСа им. Луначарского окончили Губская, И. Юсупов и др. В 1953 балетмейстер Губская на основе хореографии В. П. Бурмейстера поставила «Берег счастья» А. Э. Спадавеккиа, в 1963 балетмейстер Юсупов на основе хореографии К. А. Сергеева — «Тропою грома» К. А. Караева. Узбекские композиторы и балетмейстеры в совместных поисках создали оригинальные спектакли «Мечта» И. Акбарова (1959, балетмейстер Измайлова), «Сорок девушек» Л. В. Фейгина (1967, балетмейстер А. В. Кузнецов), «Сухайль и Мехри» М. Левиева (1968, балетмейстеры З. И. Акилова, И. Акилов), «Амулет любви» (1969, балетмейстеры Измайлова, А. Л. Андреев), «Тимур Малик» (1970, балетмейстер Юсупов) и «Любовь и меч» (1974, балетмейстер Н. С. Маркарьянц) М. Ашрафи. В национальных балетах балетмейстеры и ведущие артисты труппы осваивали новые формы классического танца, органично сочетая приёмы европейской техники классического танца с узбекским традиционно классическим и современным народным танцами. В 1964 открылся Самаркандский театр оперы и балета (в 1965—69 главный балетмейстер Т. Дусметов, с 1969 — А. Муминов). Ведущие деятели балетного искусства республики: артисты — народные артисты СССР М. Тургунбаева, Г. Б. Измайлова и Б. Р. Кариева; народные артисты Узбекской ССР К. Юсупова, Х. А. Камилова, Р. Тангуриев, В. А. Васильев; заслуженные артисты Узбекской ССР В. Я. Проскурина, С. Р. Тангуриева, С. Ш. Бурханов, Г. Р. Хамраева и др.; балетмейстеры — Йоркин, народные артисты СССР Тамара Ханум, Тургунбаева, Измайлова; народные артисты Узбекской ССР У. А. Камилов, Губская, заслуженные артисты Узбекской ССР Юсупов, Маркарьянц и др. Изучением истории узбекского балетного театра занимается отдел театра, кино и хореографии института искусствознания им. Хамзы Хакимзаде Ниязи. Ведущий балетовед республики Л. А. Авдеева.

Авдеева Л. А., Народная артистка СССР Тамара Ханум, Таш., 1959; её же, М. Тургунбаева, Таш., 1959; её же, Танцевальное искусство Узбекистана, Таш., 1960; её же, Танец Бернары Кариевой, Таш., 1973; её же. Балет Узбекистана, Таш., 1973; её же, Галия Измайлова, Таш., 1975; Корсакова А., Узбекский театр оперы и балета им. Алишера Навои, М., 1959.

XVIII. Драматический театр.

Элементы сценического действия содержались в культовых церемониях, обрядах, народных играх и календарных празднествах. Широкую популярность приобрёл комедийно-сатирический репертуар театра масхарабозов и кызыкчи, которые на протяжении веков были выразителями народной идеологии, играли важную роль в развитии идейно-эстетической мысли народа. Большое значение для возникновения национального театра имели деятельность русских профессиональных и любительских трупп, гастролировавших в Туркестане с 70-х годах 19 века, выступления известных русских актёров, в том числе Н. И. Собольщикова-Самарина, С. Л. Кузнецова, М. В. Дальского, братьев Адельгейм, П. Н. Орленева, В. Ф. Комиссаржевской. Не менее важное значение имели выступления приезжих татарских и азербайджанских трупп. В начале 20 в. в среде передовой узбекской интеллигенции зародилось движение за создание узбекского театра европейского типа. Основы демократической драматургии и театра заложил Хамза Хакимзаде Ниязи. В 1915 года он организовал в Коканде полупрофессиональную труппу, которая поставила несколько спектаклей, в том числе пьесу Хамзы «Отравленная жизнь». Ценный вклад в формирование демократического театра внесла также труппа, созданная в 1914 в Ташкенте поэтом-просветителем А. Авлони.

Интенсивное развитие узбекского театрального искусства началось после победы Октябрьской социалистической революции. В 1918 Хамза создал в Фергане первый узбекский советский театр — Краевая разъездная политическая труппа, — выступавший на фронтах Гражданской войны и в городах республики. Ставились пьесы Хамзы — «Бай и батрак», тетралогия «Ферганские трагедии» (среди актёров — М. Кари-Якубов, Х. С. Исламов, М. А. Кузнецова). Позднее по инициативе Хамзы возникли узбекские театры в Коканде и Андижане (оба в 1919), Хиве (в 1922) и др. городах. В 1919 под руководством М. Уйгура в Ташкенте начала работать узбекская труппа им. К. Маркса (актёры Я. Бабаджанов, М. Мухамедов, А. Хидоятов, М. Кариева и др.). В 1918—19 открылись русские советские театры в Ташкенте и Самарканде; при клубах, различных учебных заведениях, в частях Красной Армии развивалась художественная самодеятельность. В 1920 часть актёров из коллектива Хамзы влилась в состав труппы им. К. Маркса, создав Образцовую краевую драматическую труппу. Многие из одарённых её участников во главе с Уйгуром, а также группа талантливых актёров из театральных самодеятельных кружков других городов в 1924 были направлены для занятий в театральные студии при Узбекском доме просвещения в Москве. В 1925 году другая группа молодых актёров начала заниматься в Театральном техникуме им. М. Ф. Ахундова в Баку. Многие выпускники московской и бакинской студий вошли в состав Центральной государственной труппы в Самарканде. В 1929 самаркандская труппа была реорганизована в Государственный узбекский драматический театр, ныне Узбекский театр драмы им. Хамзы (с 1931 работает в Ташкенте). Этот театр стал центром узбекской сценической культуры, способствовал развитию других театральных коллективов республики. На рубеже 20—30-х годов в Узбекистане происходил процесс дальнейшего развития сети профессиональных театров, создавались новые коллективы в Самарканде, Бухаре, Фергане, организовывались колхозно-совхозные театральные труппы. В 30-е — начале 40-х гг. на сценах узбекских театров были поставлены спектакли, многие из которых свидетельствовали о росте мастерства ведущих актёров, об освоении ими принципов учения К. С. Станиславского: «Сожжём» (1931) и «Честь и любовь» (1936) К. Яшена, «Гамлет» (1935) и «Отелло» (1941) У. Шекспира, «Любовь Яровая» К. А. Тренева (1937), «Гроза» А. Н. Островского (1938), «Бай и батрак» Хамзы, «Егор Булычев и другие» М. Горького (оба в 1939), «Человек с ружьем» Н. Ф. Погодина (1940) — в театре им. Хамзы, «Платон Кречет» А. Е. Корнейчука (1935) — в Самаркандском театре.

В годы Великой Отечественной войны 1941—1945 сценические достижения связаны с постановкой спектаклей: «Полёт орла» И. Султанова, «Смерть оккупантам» Яшена (оба в 1942), «Муканна» Х. Алимджана (1943), «Джалалетдин» М. Шейхзаде (1944), «Алишер Навои» Уйгуна и Султанова (1945, новая редакция 1948). В эти годы, когда в Узбекистане работали многие эвакуированные театры Москвы, Ленинграда, Киева, Харькова и других городов, особенно укрепились связи узбекского театра с театральной культурой других народов Советского Союза; крупнейшие мастера советской сцены оказывали большую помощь узбекским театрам — участвовали в постановке спектаклей, вели занятия по актёрскому мастерству и др. В послевоенные годы были созданы новые пьесы узбекских драматургов, репертуар театров значительно расширился, обращение к драматургии других республик, к сложным произведениям мировой драматургии, решение новых творческих задач — всё это способствовало обогащению театральных коллективов ценным художественным опытом. Примечательными явлениями национального театра конца 40—50-х гг. стали спектакли: «Кремлёвские куранты» Погодина (1947), «Новбахор» Уйгуна, «Хамза» Яшена и А. Умари (оба в 1949), «Заря Востока» Н. Сафарова, «Мещане» Горького (оба 1951), «Шёлковое сюзане» А. Каххара, «Ревизор» Н. В. Гоголя, «Семья» Попова (все в 1952), «Легенда о любви» Н. Хикмета (1953), «Дочь Ганга» по Р. Тагору (1956), «Алжир, родина моя!» по М. Дибу (1957), «Хуррият» Уйгуна, «Дядя Ваня» А. П. Чехова, «Юлий Цезарь» Шекспира (все в 1958) и др. В 1940 С. Табибуллаев (впервые в республике) исполнил роль В. И. Ленина в спектакле «Человек с ружьем» Погодина. В пьесе «Путеводная звезда» Яшена (1957) впервые в узбекской драматургии создан образ В. И. Ленина (в роли вождя — народный артист СССР Ш. Бурханов). В 1961 году в Узбекистане была проведена реорганизация ряда музыкально-драматических театров в драматические, создавшая большие возможности для развития этого вида театра. Видную роль в процессе активного обмена творческим опытом сыграли проведённые в Узбекистане в 60-е годы недели и дни литературы и искусства РСФСР, Украины, Белоруссии, Туркмении и др., выступления деятелей искусства Узбекистана в других республиках. Ведущей становится устремлённость узбекского театра к философскому, поэтическому и публицистическому театральному искусству, утверждаются принципы высокоидейного, психологически и эмоционально насыщенного спектакля. Основу репертуара составляют постановки произведений узбекской драматургии, в лучших из которых национальные темы и образы обретают интернациональное звучание; наиболее значительные образцы сценического прочтения русской и мировой классики умножают вклад узбекского театра в советскую театральную культуру. В 60-е — середине 70-х годов поставлены «Люди с верой» (1960, 1971) и «Неизвестный» (1963) И. Султанова, «Мирза Улугбек» Шейхзаде (1961, 1965), «Кровавый мираж» (1964) и «Драма века» (1968) С. Азимова, «Священная кровь» по Айбеку (1964), «Украденная жизнь» М. Каору, «Убийца» Уйгуна (оба в 1965), «Король Лир» Шекспира (1966), «В ночь лунного затмения» Карима (1966, 1974), «Милые мои матушки» Каххара (1967), «Царь Эдип» Софокла (1969), «Заря революции» Яшена, «Потерянное кольцо, или Сакунтала» Калидасы (оба в 1973), «Перед заходом солнца» Г. Гауптмана (1974) и др. Узбекские театры обращаются к произведениям драматургов братских советских республик — А. Ф. Софронова, В. С. Розова, М. Карима, Р. Ишмуратова, А. Е. Макаёнка, Н. Думбадзе, Ч. Айтматова и др. В республике работают (1976): Узбекский театр драмы им. Хамзы, Узбекский драматический театр «Еш гвардия», Узбекский театр юного зрителя им. Ю. Ахунбабаева, театр кукол (узбекская и русская труппы) — в Ташкенте; Узбекский драматический театр им. Хамзы в Коканде, Узбекский драматический театр в Каттакургане, русский театр драмы им. М. Горького и русский ТЮЗ в Ташкенте, русский драматический театры в Самарканде и Фергане и др. Драматические спектакли ставят также: Узбекский музыкальный театр им. Мукими (Ташкент), Ферганский театр музыкальной драмы и комедии, Андижанский театр музыкальной драмы и комедии, Бухарский театр музыкальной драмы и комедии, Хорезмский театр музыкальной драмы (Ургенч), Кашкадарьинский театр музыкальной драмы (Карши), Каракалпакский музыкально-драматический театр (Нукус), Джизакский театр музыкальной драмы, Сурхандарьинский музыкально-драматический театр (Термез), Сырдарьинский театр музыкальной драмы (Гулистан).

Большое значение для развития узбекского театра имело творчество режиссёров — народных артистов Узбекской ССР М. Уйгура, Я. Бабаджанова, А. О. Гинзбурга, Т. Ходжаева, актёров — народных артистов СССР А. Хидоятова, А. Бакирова, народных артистов Узбекской ССР А. Джалилова, М. Кариевой, Ш. Каюмова, М. А. Кузнецовой, М. Миракилова, Ф. Назруллаева. Среди деятелей театрального искусства (1975): народные артисты СССР Ш. Бурханов, Г. Н. Загурская, С. Ишантураева, Н. Рахимов, Р. Хамраев, А. Ходжаев, А. Шамуратова, народные артисты Узбекской ССР Я. Абдуллаева, Г. Агзамов, Т. Азизов, И. Алиева, С. Ахмедов. К. Г. Ефремова, М. Р. Любанский, З. Мадалиев, Э. Маликбаева, М. Ф. Мансуров, Я. Маматханов, З. Мухамеджанов, С. Рахманов, З. Садриева, Т. Султанова, С. Табибуллаев, А. Турдыев, Н. Г. Хачатуров, З. Хидоятова, К. Ходжаев, А. Файзиев, М. Юсупов.

В 1945 году в Ташкенте был открыт институт театрального искусства, ныне Ташкентский театрально-художественный институт им. А. Н. Островского — один из крупных центров театрального образования в Средней Азии. Многие выпускники института заняли ведущее место в драматических театрах Узбекистана и других республик. Разработкой истории и теории узбекского театра занимается НИИ искусствознания им. Хамзы Хакимзаде Ниязи (основан в 1928). В 1945 создано Театральное общество Узбекистана.

Олидор О., В борьбе за сценический реализм, М., 1957; Уварова Г., Узбекский драматический театр, М., 1959; Фельдман Я., Характер на. рода и сценические образы, Таш., 1962; его же, Властители дум. Узбекские драматические актеры сегодня, Таш., 1970; Узбекский советский театр, под ред. А. М. Рыбника, кн. 1, Таш., 1966; История советского драматического театра, т. 1—6, М., 1966—71; Рахмонов М., Узбек театри, Тошкент, 1975.

XIX. Цирк Узбекистана.

Истоки циркового искусства Узбекистана уходят своими корнями в древность. Сохранившиеся наскальные изображения (2-е тыс. до н. э.— начало н. э.), памятники, обнаруженные при археологических раскопках в древнем Самарканде (Афрасиаб, 5 — 4 вв. до н. э.) и др. указывают на существование ещё в те времена жанров дрессировки, джигитовки, жонглирования, акробатики, клоунады и искусства канатоходцев. Развитие узбекского цирка связано с конноспортивными военными упражнениями, народными игрищами, бытом и укладом нарародной жизни. Традиционны номера: канатоходцы (дорбозы), эквилибристы на амортизирующей проволоке (симбозы), гимнасты на трапеции (чичирикчи), акробаты (муаллакчи), джигиты на лошади (чавандози), фокусники и манипуляторы (козбогловчи), атлеты и борцы (палваны). Выступления, сопровождаются оркестром народных инструментов. В конце 19 — начале 20 вв. создавались профессиональные цирковые труппы (первая в 1904, под руководством М. Мансурова) и смешанные русско-узбекские труппы. Антрепренёрами выступали Ф. Ю. Юпатов (в 1914 построил стационарный деревянный цирк в Ташкенте), Т. Жигалов и др. Крупным организатором и артистом национального цирка в 1915—25 был А. Рахманов. В 1942 создан узбекский цирковой коллектив, куда вошли семьи канатоходцев Ташкенбаевых, джигитов Зариповых, гротеск-наездников Ходжаевых. Среди известных мастеров (1976): канатоходцы Ташкенбаевы, комики А. Юсупов, М. Юсупов, гротеск-наездница и дрессировщица собачек Лола Ходжаева, клоуны П. Боровиков, Г. Заставников, Панси (П. С. Ульянов), наездник Х. Зарипов, акробат на лошади Ловар Хаджаев. В 1976 году открыт новый Ташкентский цирк.

Боровков А., Дорвоз. Бродячий цирк в Узбекистане, Таш., 1928; Абидов Т., Мастера узбекского цирка, Таш., 1973; Турсунов Т., Карим Кизик Зарифов, Тошкент, 1959; Обидов Т., Юсуфджон кизик, Тошкент, 1960; его же, Дорбозлар, киссаси, Тошкент, 1964.

XX. Кино.

В 1925 году Наркомпрос Узбекской ССР принял постановление о создании треста «Узбекгоскино», были ассигнованы средства на строительство кинофабрики «Шарк Юлдуз» (ныне киностудия «Узбекфильм»). Началась подготовка национальных творческих кадров, в конце 20-х годов группа молодёжи направляется в московские и ленинградские учебные заведения, другая группа овладевает специальностью в процессе производственной деятельности, создаются специальные курсы, первый директор и актёр узбекской студии (а впоследствии режиссёр и сценарист) Н. Ганиев, сыгравший значительную роль в становлении национального кино, выпустил на узбекском языке книги-учебники «Киноактёр» и «Киносценарий».

В период немого кино, в 20-х годах, режиссёрами (В. К. Висковский, О. Н. Фрелих, М. И. Доронин, М. А. Авербах, К. А. Гертель, Ч. Г. Сабинский) и операторами (А. Дорн, Ф. Вериго-Даровский) центральных студий были сняты художественные фильмы, отражавшие актуальные для республики проблемы,— раскрепощение узбекской женщины («Мусульманка», 1925, «Вторая жена», «Чадра», оба в 1927), ликвидация басмачества и Гражданская война («Шакалы Равата», 1927, «Крытый фургон», 1928, «Последний бек», 1930, и др.). Разоблачению реакционной деятельности мусульманского духовенства посвящены картины «Из-под сводов мечети» (1928), «Дочь святого» (1931) и др. В агитфильмах, хроникальных и научно-популярных лентах поднимались насущные вопросы жизни республики, главным образом развитие хлопководства, осуществление земельно-водной реформы. Первая попытка показать индустриализацию сделана в художественном фильме режиссера Ганиева «Подъём» (1931). В начале 30-х годов в художественном кино работали режиссёры Ганиев, С. Ходжаев, Ю. Агзамов, в документальном — М. Каюмов (режиссёр и оператор). Картинами «Перед рассветом» (1933, режиссёр Ходжаев) и «Клыч» (1936, режиссёр Агзамов) завершается период немого кино. В 1937 создан первый звуковой фильм «Клятва», в котором ярко раскрылось дарование узбекских актёров (Я. Бабаджанов, А. Исматов и др.), в 1940 — «Азамат», а также «Асаль», сценарий которого написан узбекским драматургом К. Яшеном. В годы Великой Отечественной войны в Узбекистане были эвакуированы киностудии других республик. В творческом содружестве с ними были поставлены «Александр Пархоменко» (1942), «Два бойца», «Насреддин в Бухаре» (оба в 1943) и др. В 40-е годы популярностью пользовались узбекские фильмы-концерты («Друзьям на фронте», 1942, «Подарок Родины», 1943, и др.). Многие кинематографисты снимали во фронтовых киногруппах. В послевоенные годы значительным достижением явилось создание фильмов «Тахир и Зухра» (1945, режиссёр Ганиев) и «Алишер Навои» (1948, режиссёр Ярматов). Современности посвящена картина «Дочь Ферганы» (1948, режиссёр Ганиев), создан исторический фильм «Авиценна» (1957, режиссёр Ярматов). В картине режиссёра Л. Файзиева «По путёвке Ленина» (1958) впервые в узбекском кино сделана попытка воссоздать образ вождя. В конце 50-х — начале 60-х годах на студию пришли выпускники ВГИКа и Высших режиссёрских курсов: режиссёры — Ш. Аббасов, А. Хачатуров, Р. Батыров, Д. Салимов, Х. Файзиев, А. Акбарходжаев, А. Хамраев, Х. Ахмеров, Э. Ишмухаммедов, операторы — Х. Файзиев, Д. Фатхулин, художники — Э. Каландаров, Н. Рахимбаев, Е. Пушин и др. В 60-х — 1-й половине 70-х гг. созданы разнообразные по жанрам фильмы: «Птичка-невеличка» (1961), историческая эпопея «Звезда Улугбека» (1965) — оба режиссёра Файзиева; «Об этом говорит вся махалля» (1961), «Ты не сирота» (1963), «Ташкент — город хлебный» (1970), «Абу Рейхан Бируни» (1974) — все режиссёра Абассова; «Дорога за горизонт» (1963, режиссёр Агзамов), историко-революционная трилогия «Буря над Азией» (1965), «Всадники революции» (1968), «Гибель чёрного консула» (1970), «Одна среди людей» (1974) — все режиссёра Ярматова; «Белые, белые аисты» (1965), «Чрезвычайный комиссар» (1970), «Без страха» (1971) — все режиссёра Хамраева; «Нежность» (1967, режиссёр Ишмухамедов), «Ждем тебя, парень» (1972, режиссёр Батыров) и др. Продолжает развиваться документальное, научно-популярное кино. В 50—60-е годах вышли документальные картины режиссёра-оператора М. Каюмова: «Пять рук человечества», «Вьетнам, страна моя», «От весны до весны», «13 ласточек» и др. В документальном кино работают также операторы А. Рахманов, А. Саидов, Т. Надыров, И. Гибалевич, Д. Салимов и др.

Кадр из фильма «Нежность». Реж. Э. Ишмухамедов. 1967.

«Нежность», кадр из к/ф.

Кадр из фильма «Ты не сирота». Реж. Ш. Абасов. 1963.

«Ты не сирота», кадр из к/ф.

Кадр из фильма «Всадники революции». Реж. К. Ярматов. 1968.

«Всадники революции», кадр из к/ф.

Периодически выходят киножурнал «Советский Узбекистан», сатирический киносборник «Наштар». В Ташкенте с 1968 (раз в 2 года) проводятся Международный кинофестивали стран Азии и Африки под девизом «За мир, социальный прогресс и свободу народов». Практикуется показ (декады) узбекских фильмов в других республиках. Начат выпуск мультипликационных фильмов, освоено производство цветных и широкоэкранных фильмов. Ряд фильмов создан совместно с кинематографистами Украины, Туркмении и других республик. С 1958 года работает Союз кинематографистов Узбекской ССР. В 1975 году в Узбекистане имелось 4469 киноустановок.

Абул-Касымова Х. Н., Рождение узбекского кино, Таш., 1965; Тешабаев Д., Киноискусство советского Узбекистана, М., 1968; его же, Пути и поиски, Таш., 1973.
Добавить комментарий


Защитный код
Обновить